Непутевые заметки: путешествие из Ленино в Красногвардейское и, главное, обратно

Непутевые заметки: путешествие из Ленино в Красногвардейское и, главное, обратно

Географы разделили Крым на несколько разных, по природным и климатическим параметрам, физико-географических областей: Керченский полуостров, Степной Крым, Южнобережье, Горный Крым, Предгорный и Тарханкутскую возвышенность. По-своему они правы, и на житейском уровне мы и сами об этом догадываемся. Особенно когда пересекаем полуостров с севера на юг или с запада на восток.

Я тоже долгое время любовался красотами Крыма только с этой точки зрения. Но вот на днях, отправляясь по служебной надобности, пришлось пересечь Крым на небольшом отрезке: от Ленино до Красногвардейского. Может быть, долг службы направил мои мысли в другое русло, а может что другое, не знаю. Но внезапно мысли приняли совершенно иное направление: я уже не любовался великолепными пейзажами, мелькающими за окном автомобиля, а сравнивал их друг с другом. Более того, я накладывал эти сравнения на историю Крыма.
Позволю себе напомнить, что Крым не единожды кардинально меняли самодержцы: то Екатерина Великая, то Иосиф Сталин, то Никита Хрущев, то Михаил Горбачев. Каждая из этих личностей «мела» Крым по-своему. Екатерина, например, так же как и ее последователь – Иосиф Сталин, почему-то ополчились на народы полуострова: то крымских греков депортируют, то крымских татар. То вдруг ополчатся на крымских немцев, болгар, евреев, караимов, французов и другие большие и малые народности полуострова. В одночасье «врагами народа» или «нежелательным элементом империи» становились сотни тысяч ни в чем не повинных людей. В результате великодержавных «зачисток» Крым обезлюдел, и его пришлось вновь заселять добровольцами из России, западной Украины, Беларуси, Сибири. Тех, кто не хотел переселяться в Крым, загнали «железной рукой пролетариата». Переселенцы, незнакомые с коварством крымской природы, пытались на новой Родине жить так, как привыкли в своих исконных местах. В общем, хлебнули лиха: набедовались и наголодались переселенцы досыта.
Понятное дело, что из-под палки многого от переселенца не добьешься. И победные реляции блистательного Потемкина Таврического, и секретные доклады пламенного коммуниста-душегуба Алексея Мокроусова об успехах освоения полуострова были «шиты белыми нитками». В результате всех этих исторических перипетий, вероятно, и сложилось социально-экономическое разделение Крыма. Но не то «социально-экономическое», о котором говорят политики, а обычное, замечаемое из окна автомобиля обывателем во время транскрымского вояжа. А заключается оно в том, что те крымские села, где поселились переселенцы-добровольцы, разительно отличаются от тех, где поселились «добровольцы».
Я не знаю, как это объяснить, не знаю, каким путем и через какое молоко передавалось из поколения в поколение небрежение своим местом жительства переселенцев поневоле, но села эти, даже на беглый взгляд, резко отличаются от прочих. Например, село Ерофеево или Фонтаны были заселены переселенцами в 1944 – 47 годах. Сюда людей загнали железной рукой сталинизма. И как были эти села изначально убогонькими, так и остались. А вот такие, как в Красногвардейском или Нижнегорском районах: Великоселье, Владиславовка (Красногвардейский район), Мускатное или Восход и по сей день, несмотря на постперестроечную разруху, поражают своей аккуратностью, хозяйственностью, настоящей крестьянской солидностью.
Почему так получается, я не могу себе объяснить. А может быть, это я сам себе понапридумывал? Да вроде нет: в Ерофеево дома рушатся, заборы не крашены, все разворовано и сдано в металлолом, а во Владиславовке Красногвардейского района – любо-дорого посмотреть. И не только на крестьянские подворья, но и на общественные строения: автобусные остановки, детский сад, школу, сельскую библиотеку, заборы и многое другое. Даже дорожное покрытие в этих районах разное: в Красногвардейском, как заявил мой водитель, «дороги хоть куда», а в Ленинском – «пусть по ним глава райгосадминистрации ездит». Может, в этом виноваты немецкие корни переселенцев?
В Ленинском районе поля бурьяном зарастают, а вот в Красногвардейском распахано и засеяно все подчистую. И впервые за несколько лет я увидел над полем вертолет «Сельхозхимии». А еще в Красногвардейском очень вкусный хлеб. Самый вкусный в Крыму. А в Ерофеево хлеб некудышний – лежалый и с привкусом плесени. Может быть это потому, что красногвардейская пшеничка солью-потом людскими полита, а ерофеевская в бурьянах утонула?
А еще красногвардейцы гостеприимные, доброжелательные и на судьбу не жалуются. Иногда, правда, в сердцах поносят правительство и чиновников разных уровней, которые «мешают нам жить и работать». И, на мой взгляд, поносят совершенно справедливо и по-делу. Одно слово – хозяева...
Вполне допускаю, что дело не в разнице переселенцев. А в чем тогда? Кто мне объяснит?
Простите за сумбурную рассказку. Возможно, я не в праве одних ругать, а других хвалить, но уж больно разителен контраст между Ленинским районом и Красногвардейским. Сердце болит за мой Крым...

Александр Чердак

Отправить комментарий