Семья Почепецких: «Мы были вынуждены уехать с Донбасса»

 Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Эта фраза Льва Толстого всплыла в моей памяти после того, как я выслушала долгий рассказ семьи Почепецких. Они приехали в Крым из пригорода Донецка – Марьинки. Но я искренне верю, что к этим людям, пережившим ужасы настоящей войны, счастье обязательно вернется. 

Вот и встретились… 
События последних тревожных месяцев на юго-востоке Донбасса будоражат умы многих людей. Но одно дело сочувствовать и сопереживать чужим, другое – это когда у тебя в зоне боевых действий живут родственники, одноклассники, друзья и знакомые. И многие годы жизни связаны с Донецкой областью. В Донецке я училась, в Авдеевке вышла замуж, в Горловской школе №55 работала. В родильном доме №2 Горловки появился на свет мой старший сын. Брат живет в Мариуполе. В Тельмановском районе похоронены бабушка и отец. 
Это не лирическое отступление, в этих строчках – моя боль. Мои переживания и тревоги за тех, чья судьба мне не безразлична. За тех, кого я знаю долгие годы: людей, живущих в разных населенных пунктах области, которая теперь носит гордое имя народной республики. За тех, кто сейчас вынужден отсиживаться в подвалах, чтобы выжить. Часть из них принимает решение уехать, чтобы начать новую жизнь. Так поступил Влад Почепецкий, мой добрый знакомый из Марьинки. Шли ожесточенные бои: город находится на подступах к Донецку. Украинская армия пыталась сломить сопротивление ополченцев, которые защищают свою землю. 
- Что делает украинская армия на территории республики, большинство граждан которой на референдуме сделали выбор в пользу независимости? – спрашивает Влад, - нас пытаются стереть с лица земли, мы это уже давно поняли. Но ополченцы будут защищать город до последнего патрона и последнего бойца. Я, к сожалению, вынужден был уехать. Выхода другого не было. 
 
«Я вынужден был спасать детей» 
С Владом мы знакомы давно, но не виделись несколько лет. В этом году встреча состоялась. Пусть неожиданная, да и повод не совсем радостный. Но обо всем по порядку. 
Владислав Почепецкий - уроженец Донбасса. Здесь учился в школе, сюда же приехал после армии. И потом, после окончания сельхозинститута, вернулся работать. Выжженная солнцем донецкая земля познакомила его с прекрасной девушкой Еленой. Здесь же сыграли свадьбу. Родился сын Костя. А через некоторое время в семье появился и второй мальчик – Кирилл. Дети незаметно выросли. И жили они долгие годы вчетвером счастливо и дружно: работали, учились, ссорились и мирились, выезжали на шашлыки, принимали по праздникам дома гостей. 
Костя работал на шахте. В свободное от работы время занимался ковкой по металлу. И замечу, получалось это у него отлично. Кирилл учился в школе, занимался спортом. Все было, как у людей. Пока судьба не нанесла неожиданный и страшный удар. Весной врачи обнаружили у супруги Влада онкологическое заболевание. 
- Два месяца пытались бороться за ее жизнь, но спасти не удалось, было слишком поздно, - вздыхает Влад, - похоронили Лену 28 мая, не успели даже осознать, что произошло, и от горя в себя прийти. Детям, конечно, еще тяжелее, чем мне. А 12 июня Марьинку в первый раз обстреляли. Слава богу, что жена не дожила до этого страшного дня. Если бы кто раньше сказал, что можно так планомерно уничтожать простых людей, целясь в жилые дома, здания предприятий и больницы, я бы никогда не поверил, если бы сам не видел своими глазами. 
День ото дня становилось все яснее, что обстановка в районе накаляется, и Влад мучился вопросом, что делать. 
- Я вот сейчас с тобой стою на пляже, а дети мои в море плещутся, - грустно говорит он, - а сам себя ругаю, что не там, с нашими ребятами, что не защищаю Марьинку от фашистов. Не прекращаются бомбежки, люди живут в постоянном страхе. Как можно спокойно смотреть на то, как каждый день гибнут люди, и льется кровь? У меня было два выхода. Первый – остаться, но тогда меня и старшего сына Костю призвали бы в украинскую армию, мы оба – призывного возраста. Тем более, у меня очень востребованная военная специальность – вычислитель артиллерии. А воевать против народа я не планирую. Второй – становиться в строй с ополченцами, и умереть там за родную землю. 
Бессонными ночами Влад усиленно продумывал варианты развития событий. И принял нелегкое решение: нужно срочно уезжать. 
- Даже не успел забрать трудовую книжку с хлебозавода, где работал главным механиком, - говорит Влад, - начался очередной обстрел, к зданию невозможно было подойти. С уверенностью могу сказать: щадить не собираются никого, стреляют в безоружных людей, армия планомерно разрушает предприятия, магазины, банки, у армии есть приказ – уничтожить всех живых. Взвесив все «за» и «против», я понял: нужно спасать детей. У них, кроме меня, никого не осталось. 
 
Из Крыма – на материк 
В дорогу собрались буквально за несколько часов. Сложив все самое ценное в багажник машины и прицеп, тронулись в путь. Глава семьи сразу решил ехать в Крым. 
- Я знал, что на полуострове спокойно, детям, которые натерпелись ужасов бомбежек, нужна была смена обстановки, - говорит Влад, - в море поплавали, нервную систему подлечили. В Евпатории побывал у друга, теперь вот в Феодосию приехали, тебя повидать. Но все это время я размышляю, куда двигаться дальше.  
Решил переправляться на территорию материковой России, туда уже отправился племянник с семьей. Вместе с родными легче решать все проблемы. Но сначала Почепецким нужно официально попросить о временном убежище. 
- Поживем годик-другой, посмотрим, дальше видно будет, - рассуждает глава семьи, - конечно, очень хотелось бы вернуться на родную землю, но мне кажется, что возвращаться будет уже некуда. 
Я с удовольствием показала Почепецким достопримечательности Феодосии: побывали мы и на набережной, и в Старый город сходили. Гости осматривали все с интересом, задавали вопросы. Но вырваться даже мысленно из родной Марьинки им не удается. 
- Очень тяжело без друзей и привычного окружения, - говорит Костя, - с некоторыми из них еще есть связь, с другими – уже нет. И я не знаю, что сейчас со многими из них, где они. Непривычно менять съемные квартиры, там все – чужое. А вчера нам по телефону сообщили, что взрывная волна от снаряда выбила окно нашего дома. 
Телефоны у ребят звонят практически круглосуточно: друзья и знакомые с Донбасса снова и снова сообщают тревожные новости. О том, куда попал очередной снаряд, выпущенный армией. И о том, что разбомбили еще один магазин и жилой дом. И о том, как погибла семья соседей: все четверо пытались выехать из города на автомобиле. 
Когда пришло время прощаться, я не смогла сдержать слез. И подумала невольно: «Ведь они едут в неизвестность, что может быть страшнее?». Нет, не в неизвестность, поправила сама себя. Ведь я знаю Влада – умного и порядочного человека, который никогда не отступает от поставленной цели. Заботливого и доброго отца. Человека, у которого «золотые» руки. Он найдет и жилье, и работу. И детей воспитает настоящими мужчинами. Там, на Донбассе, они и рождаются, настоящие мужчины. 
Гульнара Мацук. Фото автора и из личного архива В. Почепецкого
 

Отправить комментарий