С волками жить – зоофилом быть

§1. Предуведомление.
§2. Как свежи краски тех, кто был в тени!
§3. С волками жить - зоофилом быть.
§4. Не надо портить себе систему – она у нас и так нервная.
§5. Когда вы в жизни сделаете столько бесполезного как я, вот только тогда вы сможете меня критиковать.
§6. Скажите, а вы в мультиках не снимались?
§7. Спорить с тренером по борьбе может лишь тренер по стрельбе.

§1. Предуведомление
Суд чести в западных армиях – выборный. Сие означает, что для охраны чести мундира или, если хотите, для охраны корпоративной чести офицеров, из офицерского же сословия выбираются офицеры, которые и охраняю офицерскую честь, сообразуясь со своими воззрениями на честь как таковую.
Военные историки утверждают, будто первый офицерский суд чести появился в 1808 году в Пруссии, а в Русской армии - в 1863 году. В Вооруженных силах СССР выборные органы офицерской общественности, призванные охранять честь и достоинство офицерского звания, а также помогать командирам, политработникам, партийным и комсомольским организациям в их работе по воспитанию офицеров в духе требований «Морального кодекса строителя коммунизма», военной присяги, уставов, приказов и законов, содействовать предупреждению преступлений и правонарушений, впервые возникли в 1918 году в виде ротных товарищеских судов. С 1925 года до 1939 не создавались. А с лета 1939 были введены товарищеские суды красноармейские, младших командиров срочной службы, сверхсрочной службы и суды чести командного, политического и начальствующего состава. С 1946 года учреждались только офицерские суды чести (с 1956 - офицерский товарищеский суд чести), а с 1973 года - товарищеские суды чести прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы. Товарищеские суды чести действовали под руководством соответствующих командиров на основе специальных положений, утвержденных Указами Президиума Верховного Совета СССР.

§2. Как свежи краски тех, кто был в тени!
Майор Ссыкунов Геннадий Петрович - начальник ракетно-артиллерийского вооружения  (РАВ) мотострелкового полка и по совместительству военный дознаватель полка, а также заместитель председателя товарищеского суда чести прапорщиков, вышел из кабинета командира полка в ужасно плохом настроении. Командир полка не захотел слушать доклад майора о том, что в пятницу в кабинете командира танкового батальона отмечали день рождение одного из прапорщиков, а майор Ссыкунов зашел туда на шум, а не за тем, чтобы выпить водки. Не стал слушать командир и о вопиющем факте попрания офицерской чести – с прапорщиками пьянствовали два офицера: командир танкового батальона майор Олейник и начальник штаба танкового батальона капитан Косенко. Не пожелал командир слушать и о том, что капитан Косенко, угрожая битьем морды-лица, налил стакан водки и заставил выпить под слова майора Олейника: «Выпьешь, Геннадий Петрович, водочки за здоровье именинника и не вложишь командиру, что с нами пил». Пришлось выпить, да еще поздравить этого прапора.
- Скоты, - думал майор Ссыкунов, выходя из парадного штаба полка. - Опустились эти два офицера, потеряли свою офицерскую честь - отмечают день рождения подчиненных, желают здоровья и счастья, и кому, спрашивается? Этому зажравшемуся ворюге-прапорщику! Собрать суд чести офицеров и разжаловать обоих в прапорщики! И пусть служат прапорщиками, и оклады ихние пусть получают, раз тянет в эту среду. Офицеры называются! Жаль, нет в Указе Верховного Совета СССР такого положения. Вырождается, деградирует офицерство нынешнее, начинает растворяться в аморфной массе прапорщиков...
Проходя через контрольно-пропускной пункт (КПП) полка, майор Ссыкунов в сердцах забыл приложить руку к козырьку и посему не ответил на отдание ему воинской чести дневальным по КПП.
Дневальный подумал: «Честь отдается воинской форме, а не человеку в этой форме, у него наверное нет чести, или он ей не пользуется. А может рука больная?».
Майор Ссыкунов шел вдоль улицы, возмущенно думая о том, что придумали эти двадцать четыре прапорщика: с получки скидываются по десятке на подарок имениннику в текущем месяце. На сто сорок рублей покупают подарок, а сто идёт на накрытие стола. Никогда такого не было - подарки на день рождения дарили только командиру, замполиту и начальнику штаба. А эти возвысили себя до положения командования - подарки дорогие дарят. А эти двое, майор и капитан, примазались к прапорам, подарков на день рождения захотелось, и после этого еще говорят об офицерской чести. А какая может быть дружба между офицером и прапорщиком? Надо подсказать замполиту и парторгу полка, а заодно и начальнику особого отдела – пусть-ка разберутся в этих отношениях. Прямо царская армия какая-то получается, когда прапорщик был первым офицерским чином. Не приведет к добру, такое братание. Как пить дать – не приведет!
Обижен, очень обижен майор Ссыкунов - не выслушал командир полка доклад о прошедшем дне рождения. Не стал слушать, а приказал разобраться с этим неординарным случаем как военному дознавателю.

§3. С волками жить - зоофилом быть
В субботу вечером старшина танкового батальона прапорщик Ивлев возвращался с домой после проведенной им вечерней поверки личного состава подразделения. Перед  выходом за территорию части он переоделся в гражданку, форму оставил в каптерке, а теперь степенно шагал по улице. Шагал, как добропорядочный гражданин Союза Советских Социалистических Республик - никого не толкая, не приставая к женщинам, просто шел человек домой. Вдруг видит - на тротуаре лежит прилично одетый мужчина. Подошел, нагнулся, присмотрелся - человек постанывает, запаха перегара нет, знать случилось что-то с ним. Подхватил прапорщик Ивлев человека, закинул его руку себе на плечо и поволок к ближайшей скамейке. А до скамейки метров сто. Человек с трудом переставляет ноги, пытается что-то сказать. Прапорщик дотянул незнакомца до скамейки, усадил, присел рядом передохнуть и завертел головой по сторонам в поисках телефона-автомата, чтоб вызвать «Неотложку». А тут на тебе - визг тормозов и милицейская патрульная машина остановилась метрах в пяти. Обрадовался прапорщик Ивлев, и начал было приподниматься со скамейки, но тут незнакомец обхватил его руками, видать подумал, что бросить его хотят. Потерял прапорщик равновесие и сел рядом. Тут и милиционеры подоспели: обоих под руки и, ни слова не говоря, потащили к задней двери, к отсеку, отделенному от салона машины решеткой. Быстро дотащили и впихнули - чувствовалась сноровка в обращении с гражданами СССР. Доблестные милиционеры захлопнули дверцы и в машину сели. Задрожала, заскрежетала машина, поехала. И дошло до прапорщика Ивлева, что находится в отсеке, где возят плохих, недобропорядочных граждан, с человеком, которого поднял с земли, дотащил до скамейки и хотел ему «Скорую помощь» вызвать.
- Мужики, а мужики в «скорую» надо, этому человеку плохо.
- Водяру жрите меньше, закусывайте больше, а лучше говно, и через тряпочку употребляйте и плохо не будет, да смотрите машину не обрыгайте. Видели мы, как вы вдвоем падали.
- Мужики, я его вообще не знаю. Ему плохо - в «скорую» отвезите.
- Приедем в отдел, там разберутся: больной или пьяный и подозрения у нас возникли, почему ты с незнакомым водку пьешь.
Подъехали к городскому отделу министерства внутренних дел, открылась дверца с зарешеченным окном.
- Выходи, - говорят ему.
- Мужики, человека в «скорую» надо, - попытался подать голос прапорщик Ивлев. Да зря он не послушал охранников правопорядка: выдернули его, как занозу из здорового организма общества, и руки завернули за спину – чтоб не умничал.
- Мужики…, - но дальше ему договорить не дал ласковый и одновременно очень сильный удар по правой почке.
- Правильно выступал по телевизору генерал из министерства внутренних дел, у нас в органах внутренних дел работают только профессионалы, другим у нас не место, - вспомнил почему-то прапорщик, влетая головой вперед в камеру.
Камера приняла тело прапорщика как мать родная - крепко поцеловала стеной. Хорошо вскользь чмокнула, а не взасос. Поцеловала бы в засос - разбитая и опухшая была бы правая щека, а так от материнского поцелуя осталась на щеке ссадина незначительная, но зато очень болезненная.
Дверь камеры за прапорщиком закрылась тихо - смазанные петли и замок не скрежетали. Нахождение в бетонном «стакане» или «лифте», как народ прозвал эти камеры, означало переход индивидуума в новую для него категорию – преступника. Какового дверь с замком отделяли от здорового общества законопослушных граждан великого народа, на половину уничтоженного гражданской войной и на останках Российской империи построившего первое в мире государство рабочих и крестьян - Союз Советских Социалистических Республик.
Прапорщик  не хотел попадать в категорию преступников и в зарешеченное дверное окошко камеры стал подавать голос страждущего истины. Но помня о ласковом ударе по почке, тихонько и вежливо:
- Мужики, со мной что? Разберитесь! - Это у прапорщика сработал менталитет советского народа: если ты попал в кутузку, прав ты или нет - все одно ты виноват, а про себя подумал, что оказывается очень быстро, просто и ни за что, в первом в мире государстве рабочих и крестьян можно стать преступником, даже если ты  защитник этого государства.
Проходящий мимо страж порядка, глянув сквозь решетку на прапорщика Ивлева, многозначительно произнес:
- Посидишь до утра, протрезвеешь, а там разберемся, что с тобой делать.
Прапорщик ухватился за разговорчивого милиционера, как утопающий за спасательный круг.
- Позвоните в комендатуру, я прапорщик, военнослужащий, - и назвал номер своей части.
Милиционер приоткрыл дверь в дежурную часть, которая находилась напротив кутузки.
- Вань, этот из «стакана» заявляет, что он военный, прапорщик. Позвони на всякий случай в комендатуру, - сказал он кому-то.
- Эй, - это уже Ивлеву, - фамилия и номер части?
- Ивлев я. Часть номер…, - отрапортовал  узник.
- Вань, Ивлев он, часть....
- Щас, позвоним. И если ты ихний - отвезем.
Прапорщик примостился на маленькую скамеечку, намертво вделанную в стену, обхватил голову руками, и простонал:
- Вот попал. А за что? Мужику хотел помочь. Интересно, а где мужик? Выпустят, спрошу. М-да, органы внутренних дел. Ну и название себе придумали. Интересно, мужские или женские органы? Да какая разница, задница тоже орган внутренний. Или внешний?..
Открывшаяся дверь камеры не дала додумать пакостные мысли по поводу органов внутренних дел.
- Выходи. Что сразу не сказал кто ты? И вообще, как к нам попал? - Спросил майор при пистолете и повязке на рукаве «Дежурный по горотделу». – А ну выходи на свободу с чистой совестью.
Счастливый и радостный прапорщик, проглатывая окончания слов, поведал свою историю избавителю. Майор внимательно выслушал, дружелюбно по отечески похлопал прапорщика по плечу.
- Видишь, и у нас бывают перегибы. Даже не смотря на борьбу с ними. А виновных сильно страшно накажем. Приношу извинения за непотребные действия наших сотрудников. Ты настоящий советский военный - ты человека спас. Его отсюда сразу в горбольницу отвезли: врачи сказали, что опоздай минут на двадцать и все - не помогли бы они. Да, кстати, что это у тебя с лицом?
Прапорщик объяснил, что это реакция организма на встречу со стенкой камеры.
- Но раз человека спасли, то это досадная мелочь, - взволнованно проголосил прапорщик.
После этого заявления милицейский майор заулыбался, словно отец родной.
- Я бы тебя отпустил на все четыре стороны, но после звонка в комендатуру, сам понимаешь, надо отвезти тебя туда. Закон есть закон. И еще, чисто бюрократическая формальность, подпиши рапорт наряда, который тебя привез. В рапорте указано, что происходило с того момента, как они подъехали, но нет ни слова, что ты оказывал сопротивление нашим сотрудникам, и что был в нетрезвом состоянии.
Прапорщик  удивленно посмотрел на майора.
- Да я и не сопротивлялся. А спиртное я вообще не употребляю, даже по праздникам!
- Ну-ну, не горячись. Написано все как действительно произошло?  Правильно?
Ивлев утвердительно кивнул головой.
- Значит, к нашим работникам претензий нет?
Опять утвердительный кивок.
- Тогда вот тут напиши: к сотрудникам горотдела претензий не имею. И распишись, - подсунул майор бумагу.
Прапорщик  прочитал рапорт старшего наряда - все было написано так, как сказал майор. Правда не был отмечен удар по почке, не описан его полет в камеру и встреча лица со стеной камеры. В общем, все так и было, а частности ничего не значат, так как его, гражданина Ивлева, вывели из категории преступников, и он опять стал «товарищ». Справедливость восторжествовала. На радостях под рапортом тех, которые почти сделали его преступником, он написал: «К указанным сотрудникам внутренних дел претензий не имею», и поставил свою подпись.
Дежурный аккуратно сложил лист бумаги и засунул во внутренний карман кителя. Лучезарно улыбаясь, он провел товарища Ивлева к дежурной машине. Сам открыл дверь, но не заднего отсека для преступников, а переднего, где ездят милиционеры.
- Еще раз, извини за наших дуболомов. Тебя отвезут в комендатуру. Счастливо. - Майор повернулся и пошел в здание. И тут порыв ветра поднял опавшие желтые листья и закинул их в открытую дверь милиции. Ветер дует - мусор летит.
Машина заскрежетала, заскрипела точно так же, как и та, на которой прапорщика привезли в горотдел, дернулась и поехала.
В пути прапорщик осмысливал случившееся: «Действительно, служба в милиции со своими нюансами. Откуда они могли знать, что мужика надо сразу везти в больницу, а я не грабитель пьяных. Они как дворники – убирают грязь из нашего общества. Придумали бы они соответствующие эмблемы, а то лесников и егерей ни с кем не спутаешь: глянул на петлицы и все ясно. Так бы и для МВД: генералу на петлицы тачку с мусором, метлу, вилы и лопату; от майора до полковника - тачка с мусором, метла и лопата; от лейтенанта до капитана - тачка с мусором и метла; для старшин и сержантов - просто тачка с мусором. Глянул на петлицы, и сразу видно, что идет милиционер - чистильщик от всякой грязи и паразитов, прилипших и присосавшихся к здоровому телу советского общества. Не надо расходов на погоны, лычки и звездочки - большая польза для государства».
Машина  остановилась, приехали в комендатуру гарнизона. Прапорщик вышел, захлопнул дверь. Машина уехала, а он, мимо стоявшего у входа матроса, вошел в комендатуру. Дежурный по комендатуре, капитан второго ранга спросил:
- Извините, что вы хотели? - Флотская вежливость даже в комендатуре на высоте.
- Я прапорщик Ивлев, меня доставили из милиции.
- Да, звонила милиция. А почему вас они не сопроводили, и что произошло?
Ивлев рассказал дежурному по комендатуре свои злоключения.
Капитан второго ранга посочувствовал:
- Некрасивы, ангельски выражаясь, действия охранников правопорядка. Ну да ладно, хорошо то, что хорошо кончается. Я не вижу никаких причин вас задерживать, но маленькая формальность - если вы к нам попали, а перед этим звонили из милиции, что вас они задержали, я должен отметить в журнале задержанных, что вы были задержаны нарядом милиции, а потом доставлены к нам. Вы согласны со мной?
- Да.
Дежурный  по комендатуре раскрыл журнал «Временно задержанных» и, со слов Ивлева записал звание, фамилию, имя, отчество, год рождения, номер войсковой части, время задержания милицией, время прибытия в комендатуру. И следом, перейдя на официальный уставной язык, спросил:
- Товарищ прапорщик, жалобы и заявления имеете?
- Никак нет, товарищ капитан второго ранга, - отчеканил прапорщик.
- Распишитесь, что жалоб и заявлений не имеете.
Ивлев расписался.
- Не расстраивайтесь, это чистая формальность. А вы далеко живете?
- Да на окраине.
- Пойдемте, дежурная машина вас отвезет.
Они вышли из комендатуры, дежурный дал команду водителю отвезти Ивлева домой. Попрощавшись с капитаном второго ранга, прапорщик залез в кабину, дежурный армейский «Урал» взревел двигателем и повез свободного гражданина СССР домой.
На следующее утро дежурный по комендатуре доложил коменданту гарнизона о происшествиях в гарнизоне: в «Журнале временно задержанных» оказался только прапорщик Ивлев. Комендант гарнизона доложил об этом командиру дивизии, в состав которой входил полк, где служил прапорщик.

§4. Не надо портить себе систему – она у нас и так нервная
Прошло воскресенье, наступил понедельник. Прапорщик Ивлев прибыл на службу в 5:45, то есть еще до подъема личного состава, переоделся в форму, произвел побудку батальона, провел с ним утреннюю зарядку и утренний осмотр, и стал ждать командира, чтобы доложить о приключившемся с ним случае.
В 8:00 прибыл командир батальона майор Олейник, выслушал доклад. Прапорщик Ивлев был на хорошем счету у командования танкового батальона - дисциплинированный, исполнительный. Он не относился к тем, о которых после введения в Вооруженных силах СССР «Института мичманов и прапорщиков» гражданское население говорило: «Следы человеческие, погоны генеральские, а пьет, как сверхсрочник». Нормальный, положительный человек, с таким и в разведку можно идти.
В это время прибежал посыльный по штабу - командир полка вызывал командира батальона к себе. Через несколько минут майор Олейник постучал в дверь кабинета.
- Разрешите, товарищ полковник? По вашему приказанию прибыл!
- Заходите и доложите, уважаемый комбат, что творят ваши прапорщики. А именно - прапорщик Ивлев. Вместо того чтобы в субботу после вечерней поверки пойти домой к жене, он пошел к тетке, а вернее к болтающейся по улице девице, да и к ней не дошел этот прапорщик, где-то быстренько-быстренько портвейном привел себя в нетрезвое состояние и пошел фулюганить. И результат безобразия - его под белые рученьки берет милиция и отвозит в комендатуру. Командир дивизии приказал провести товарищеский суд чести прапорщиков над этим бессовестным негодяем. Есть мнение, что таким не место в рядах Вооруженных сил СССР. И мое мнение: котомку через плечо и за забор части, пусть поднимает народное хозяйство - крутит коровам хвосты на коровнике. Надеюсь, комбат, ваше мнение идентично с нашими.
- Товарищ полковник, я знаю прапорщика Ивлева три года и только с положительной стороны - это военнослужащий достойный звания прапорщик. Я ни разу ни от кого не слышал, что он выпил кружку пива, даже в неслужебное время. Двадцать минут назад он доложил мне, как все на самом деле произошло, и я, как председатель товарищеского суда чести прапорщиков полка, готов сходить в милицию и получить подтверждения того, что все, что доложил прапорщик - правда. Я ему верю.
Командир полка не ожидал такого ответа, шедшего вразрез с главным принципом Вооруженных сил - беспрекословного подчинения сверху донизу, и порадовало - не отдает на заклание командир своего подчиненного, но вида не подал, что остался доволен ответом майора Олейника.
- Товарищ майор, вы занимайтесь своими функциональными обязанностями командира танкового батальона и готовьте документы для проведения суда чести над прапорщиком Ивлевым. А проверкой достоверности случившегося, если вы так настаиваете, займется майор Ссыкунов, он заместитель председателя товарищеского суда чести прапорщиков и военный дознаватель полка. Все, идите. Вы свободны.
Командир полка вызвал майора Ссыкунова и приказал сходить в милицию, дабы лично разобраться с происшедшим.

§5. Когда вы в жизни сделаете столько бесполезного как я, вот только тогда вы сможете меня критиковать
Шел по улице майор Ссыкунов, обиженный на командира полка.
- Не стал слушать доклад о дне рождения прапорщика. Опять же из-за прапора. Не пьет, говорит Ивлев. Да кто сейчас не пьет? Только столбы телеграфные не пьют - у них чашечки вверх дном, но это вынужденное непитие. Прапорщик не пьет? Это он на людях не пьет. Пьет гад лежа в постели ночью под одеялом. Нет, лежа много не выпьешь, и жена мешать будет. В шкафу платяном он пьет, закроется в нем, когда жена спит, и пьет. Поставит на большую табуретку бутылку стакан и закуску, а на маленькой сидит и пьет гад водку, а всем рассказывает, что трезвенник. Пьянь шкафная. Тьфу, - сплюнул на асфальт. - Лучше других казаться хочет, скотина.
Растер свой плевок на тротуаре, достал сигарету и закурил, обдумывая свои дальнейшие действия.
- Приду сейчас в милицию: здравия желаю, я военный дознаватель майор Ссыкунов. А они, мусора поганые, смеяться будут над фамилией моей, как все, кто первый раз ее слышит. Даже жена не взяла ее при регистрации брака. Предлагала свою, девичью, но я отказался. Моя фамилия древняя, моим предкам пожалования самим Иваном Грозным за преданную службу в опричнине.
Опричное войско (от древнерусского «опричь» - кроме, особо), при Иване IV Грозном часть русского войска созданная для охраны царя, проведения карательных акций против его политических противников, а при необходимости - для охраны государственных границ и участия в военных действиях совместно с земским войском. В шестидесятые годы шестнадцатого века опричное войско насчитывало всего тысячу человек, а к семидесятым годам возросло до шести тысяч человек.
Отличие ратника опричного войска от ратника земского войска - это привязанные к седлу метла и собачья голова, которые имели государственный смысл. Метла при седле - это значит, что опричники Русь метут, выметают измену из царской земли. А собачья голова - это рвут-грызут они врагов царских.
Опричники давали царю особую присягу, которая обязывала не только доносить обо всем, что они услышат дурного о царе, но и не иметь никакого дружеского общения, не есть и не пить с земскими людьми. Суды получили указания все дела решать в пользу опричников и те с восторгом воспользовались этими обстоятельствами для личного обогащения. Пошли поборы и конфискации.
Учреждение Опричнины было таким чудовищным актом деморализации русского народа, что даже если бы Сатана хотел выдумать что-нибудь для порчи человеческой, то и тот не мог бы выдумать ничего удачнее.
Предок майора Ссыкунова был замечен Иваном Грозным в карательном походе по собственной стране, начавшийся в декабре 1569 года и закончившийся к середине 1570 года. Опричное войско разорило города Клин, Тверь, Торжок, Вышний Волочок, Валдай и Новгород. Походя было казнено много народа. Ссыкуновский предок служил в передовом полку царя и отличился тем, что когда люди стояли и ждали казни, он пробегал мимо и старался посильнее обоссать ждущих своей участи на плахе или виселице. За эти «геройства», угодившие Ивану Грозному, царь и пожаловал ему чин сотника и фамилию Ссыкунов.
- Да и нечего ходить в милицию - и так все ясно: нажрался, приставал к мужику, получил в морду, отметина есть. Кто пойдет проверять доклад военного дознавателя? Добавлю еще, что это не первый раз его задерживала милиция - жалели военного. А этот случай просто переполнил чашу терпения, вот и отвезли в комендатуру. Тем более что командир дивизии четко указал: суд чести и уволить. Может быть и было как рассказывает прапорщик, но какая разница - приказ командира дивизии надо выполнять.
Приняв это решение, майор дошел до первой автобусной остановки, и поехал домой поспать - пока жена на работе. Выспавшись, майор Ссыкунов сел в автобус и поехал на службу. Отметившись у дежурного по части, он зашел к командиру полка.
- Разрешите доложить суть произошедшего?
Командир, вместо ответа, показал рукой на стул.
Удобно устроившись на стуле, майор состроил на лице трагическую мину и начал доклад.
- Товарищ полковник, был я в милиции и разговаривал с нашими соратниками в серой форме. Отметки о задержании прапорщика Ивлева нет, видно он каким-то образом уговорил дежуривших в субботу не отмечать факт его задержания. Но к моему прискорбию эта личность очень знакома в милиции. На протяжении настоящего месяца он несколько раз задерживался в нетрезвом состоянии и доставлялся в горотдел милиции. Но когда он говорил, что он военнослужащий и слезно просил не доставлять его в комендатуру, а то выгонят со службы, его отпускали. Менты люди добрые и сами погоны носят. Задерживали его с гражданскими лицами, с которыми он употреблял спиртные напитки. Эти лица имеют в городе негативную характеристику.
Командир постучал ручкой по столу, которой делал пометки в календаре все время доклада майора Ссыкунова:
- Товарищ майор, все сказанное подробно и объективно изложите в рапорте на мое имя. Идите.

§6. Скажите, а вы в мультиках не снимались?
По улице посада скакал одетый во все черное всадник на вороном коне. У седла болтались метла и собачья голова. Грязь летела из-под копыт, обрызгивая коня и всадника. Сотник Ивана Грозного Кондрат Ссыкунов спешил к лобному месту, где должна была начаться казнь нескольких бояр и их дворовых людей. Вот уже видны глаголи (виселицы) и громадная сковорода: знать кого-то будут жарить живьем - любит это царь! Осадив коня на полном скаку, стольник спрыгнул с седла, бросил поводья подоспевшему рынде и бегом к приговоренным, приспуская на ходу  штаны и доставая свое мужское достоинство. Хотелось порадовать надёжу-царя, может еще чего пожалует.
Последний из приговоренных к смерти, стоящих в этой страшной очереди, увидев приближающегося царского сотника, стал собирать в разбитом рту слюну. Он хотел плюнуть в эту мерзость в человечьем обличии, но опоздал, не та реакция после пыток на дыбе, сотник проскочил мимо, а по ногам приговоренного текла моча Ссыкунова.
Грезя, майор Ссыкунов обежал всех прапорщиков и оросил их своей мочой - сухими оставались прапорщик Ивлев, майор Олейник и капитан Косенко - но вдруг открылась дверь кабинета, и вошел майор Олейник. Он пришел от командира полка, который указал ему, как председателю товарищеского суда чести прапорщиков, что решение суда чести должно совпадать с решением командира дивизии, то есть прапорщик должен быть уволен из рядов Вооруженных сил за дискредитацию звания прапорщик. Основание - рапорт майора Ссыкунова. Если майор Олейник не выполнит этого, то сам пойдет под суд офицерской чести. Командир батальона еще раз попытался защитить своего подчиненного. На что командир полка заявил:
- Комбат, я вижу, что вы настоящий офицер и настоящий командир. Через день я ухожу в отпуск. А вы хорошо знаете «Положение о товарищеских судах чести прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы в Вооруженных силах СССР» и вы можете помочь своему подчиненному, но только после выполнения приказа командира дивизии. Но, предупреждаю, у нас с вами этого разговора не было. Принесите мне рапорт Ссыкунова…
- Геннадий Петрович, ты рапорт написал? Командир ждет, мне приказал принести.
- Владимир Михайлович, будь добр, подожди десять минут, сейчас напишу, - ответил майор Ссыкунов, отходя от сладкого миража мести, и следом подумал: «Скотина, на самом интересном месте помешал».
Ссыкунов быстро написал рапорт и отдал его Олейнику.
- Прочитай, ознакомься с художествами своего прапорщика.

«Командиру Н-ской воинской части.

РАПОРТ.
Мною, майором Ссыкуновым Г.П. согласно Вашего указания, был посещен горотдел МВД нашего города. Где выяснил, что в субботу прошлой недели в 22 часа 30 минут был задержан прапорщик Ивлев с гражданским лицом, оба были в нетрезвом состоянии, пытались с проходящими мимо  гражданами учинить драку. Оба были доставлены в городской отдел милиции, где прапорщик Ивлев мешал работать дежурному, и был передан в военную комендатуру гарнизона.
Так же удалось выяснить, что за прошедший месяц прапорщик Ивлев задерживался в нетрезвом состоянии возле ресторанов города более пяти раз, но всегда доставлялся домой из-за того, что он военнослужащий и уговаривал дежурных по милиции его отпустить.
«    »   месяца 19.....                                                                                                    М-р Ссыкунов»

Прочитав измышление майора Ссыкунова, комбат съязвил:
- Молодец, Гена! Хорошо поработал. Ты полностью оправдываешь звучание своей фамилии, - и вышел.
Занес рапорт командиру полка, который назначил проведение товарищеского суда чести прапорщиков в клубе части завтра в 10:00.
На следующий утро в клубе в 10:00 собрались все прапорщики полка и состав суда. Слово взял майор Ссыкунов и зачитал протокол заседания товарищеского суда чести прапорщиков: - Протокол № 1 заседания товарищеского суда чести прапорщиков и военнослужащих сверхсрочной службы Н-ской войсковой части.
Повестка дня: Рассмотрение дела старшины танкового батальона Н-ской в/части прапорщика Ивлева Валентина Викторовича, 1960 года рождения, беспартийного, образование средне-техническое, зачисленного на военную службу в 19.... году.
Присутствовали: товарищеский суд чести прапорщиков в составе председательствующего заместителя председателя суда чести майора  Ссыкунова Г.П. и членов: прапорщика Крыжанова Н.И., прапорщика Тулян Н.Н., при секретаре прапорщике Тулян Н.Н.
Отсутствовали члены суда: председатель суда чести майор Олейник В.М. - болеет, прапорщика Шубова В.С. - болеет.
Слушали информацию заместителя председателя суда чести майора Ссыкунова Г.П., об открытии заседания суда чести и о рассмотрении дела прапорщика Ивлева В.В.
Выяснили у прапорщика Ивлева В.В. год рождения, партийность, образование, время зачисления на военную службу.
Объявлен состав суда. Разъяснено прапорщику Ивлеву право заявить отвод судьям (отводов не последовало). Спрошено у прапорщика Ивлева, какие ходатайства имеются у него и разъяснены его права (ходатайств не последовало). Изложено существо проступков, совершенных прапорщиком Ивлевым, а также результаты проведенной проверки: в течение последнего времени прапорщик Ивлев злоупотреблял спиртными напитками, появлялся в общественных местах в нетрезвом виде, в течение текущего месяца в нетрезвом виде неоднократно задерживался милицией и патрулями комендатуры гарнизона. В связи с пьянством к исполнению служебных обязанностей относится халатно, систематически опаздывает на службу, имелись случаи невыхода на службу без уважительных причин, морально распущен.
Выяснено у прапорщика Ивлева признает ли он себя виновным в совершенных проступках.
Виновным себя не  признал.
Оглашены письменные документы: служебная карточка и характеристика.
Служебно-политическая характеристика на старшину танкового батальона Н-ской воинской части Ивлева Валентина Витальевича, 1960 года рождения, беспартийный, русский, образование средне-техническое, в Советской Армии с 19..... года.
За время прохождения службы в Н-ской войсковой части на должности старшины танкового батальона, прапорщик Ивлев показал себя с отрицательной стороны. К своим служебным обязанностям относится халатно и постоянно уклоняется от исполнения своих прямых обязанностей по службе.
На замечания старших не реагирует, недостатки не устраняет.
По специальной подготовке подготовлен слабо. В строевом отношении подготовлен удовлетворительно, но часто нарушает форму одежды.
Во взаимоотношениях со старшими груб и невыдержан. Неоднократно был замечен в употреблении спиртных напитков.
На протяжении службы в Н-ской войсковой части старания к службе и трудолюбия в работе не проявил.
Уставы Советской Армии знает, но ими в повседневной жизни не руководствуется.
Военную и государственную тайну хранить умеет.
Вывод: Занимаемой должности не соответствует. За халатное отношение к исполнению своих служебных обязанностей и употребления спиртных напитков целесообразно уволить из рядов Советской Армии.
Заместитель командира батальона по политической части Н-ской воинской части «___»   месяца 19......года. Подпись.
С характеристикой и выводами по ней согласен: командир Н-ской войсковой части.                          Подпись.
Заместитель командира  по политической части Н-ской воинской части. Подпись.
Задан ряд вопросов привлеченному к суду чести прапорщиков прапорщику Ивлеву.
Вопрос майора Ссыкунова: Когда прекратите пьянствовать?
Ответ: Я не пью вообще.
Вопрос прапорщика Филипова: Есть ли у вас в полку друзья?
Ответ: Есть.
Выступили с оценкой проступков совершенных прапорщиком Ивлевым В.В.:
Прапорщик Горофан: Товарищи, насколько я знаю, прапорщик Ивлев не пьет.
Майор Ссыкунов: Товарищ Горофан, мы здесь не занимаемся разбором пьет или не пьет прапорщик Ивлев, мы собрались здесь для разбора его проступков, позорящих звание прапорщик.
Прапорщик Горофан: Предлагаю взять прапорщика Ивлева на поруки.
Майор Михай охарактеризовал прапорщика Ивлева только с отрицательной стороны: ленив, безынициативен, склонен к употреблению спиртных напитков, склонен к обману.
Прапорщик Крыжанов строго осудил прапорщика Ивлева и заявил: Надо  дать ему время для исправления и взять его под жесткий контроль всему коллективу прапорщиков полка.
Прапорщик Чуприлов строго осудил халатное отношение к своим служебным обязанностям прапорщика Ивлева, его аморальное поведение и поддержал прапорщиков Горофана и Кроыжанова: Но надо взять прапорщика Ивлева под жесткий контроль коллектива.
Командир полка строго осудил прапорщика Ивлева и заявил: Все беседы и дисциплинарные взыскания положительной роли не сыграли, прапорщик Ивлев к задачам, которые ему ставят относится халатно, неопрятен, позорит честь и достоинство военнослужащего.
Предоставлено слово прапорщику Ивлеву В.В., для выяснения у него, как он воспринял критические замечания сослуживцев, имеются ли у него какие-нибудь просьбы и в чем они заключаются.
Прапорщик Ивлев сказал: Приложу все усилия для того, чтобы исправить свое отношение к службе.
Суд чести остался для выяснения решения.
Решение суда чести принято единогласно: ходатайствовать перед командованием части об увольнении прапорщика Ивлева В.В. с действительной военной службы согласно пункта 20 «Положения о товарищеских судах чести прапорщиков».
Председательствующий: майор Ссыкунов.
Секретарь: прапорщик Тулян.
Решение от  «___» месяца    19..... года:
Товарищеский суд чести прапорщиков и военнослужащих сверхсрочной службы Н-ской воинской части в открытом заседании в составе:
председательствующего заместителя председателя суда чести майора Ссыкунов Т.П.,
членов: прапорщика Крыжанова Н.Н., при секретаре прапорщике Тулян Н.Н..
На основании решения командира части рассмотрено дело прапорщика Ивлева Валентина Валентиновича 1960 года рождения, беспартийного, образование средне-техническое, зачислен на действительную службу в 19.... году.
Установил: прапорщик Ивлев В.В. в последнее время пьянствует, в нетрезвом виде неоднократно появлялся на службе. В связи с пьянством к исполнению служебных обязанностей стал относиться халатно. В текущем месяце более пяти раз был замечен органами милиции и военными патрулями в общественных местах в нетрезвом виде. Систематически опаздывает на службу без уважительных причин, без уважительных причин не выходит на службу. Имеет сомнительные связи с гражданским населением. 
Таким образом, прапорщик Ивлев В.В. совершил проступки несовместимые с дальнейшим нахождением его на военной службе.
На основании изложенного, товарищеский суд чести, руководствуясь ст. 20 п. «В» «Положения о товарищеских судах чести», решил: Ходатайствовать об увольнении с действительной военной службы прапорщика Ивлева В.В.
Настоящее решение в течение трех дней со дня его объявления может быть обжаловано командиру Н-ской войсковой части.
Председательствующий: майор Ссыкунов.
Члены: прапорщик Тулян, прапорщик Крыжанов.

§7. Спорить с тренером по борьбе может лишь тренер по стрельбе
Прошло чуть более месяца. После отпуска командир полка вышел на службу и в конце недели собрал совещание начальников служб, своих заместителей и командиров батальонов. На этом совещании майор Олейник получил строгий выговор за то, что не дал ходу по инстанции решению Товарищеского суда чести прапорщиков по делу старшины танкового батальона прапорщика Ивлева. Так как если в течение месяца со дня объявления решения суда чести это решение не утверждено командиром части, то оно автоматически аннулируется и прапорщик Ивлев освобождается от наказания.
После совещания командир полка оставил у себя в кабинете майора Олейника.
- Майор, мы выполнили приказ командира дивизии - суд чести вынес решение о ходатайстве об увольнении с военной службы прапорщика Ивлева. Я вас наказал за халатное отношение к обязанностям председателя товарищеского суда чести прапорщиков. А как командир и как человек, я рад, что служу с таким офицером как вы, майор.