Этот старый Старый Крым

И древнегреческий Кареон, и половецкий Солхат
Старый Крым - небольшой старинный крымский городок, давший название всему полуострову, был заселен еще в III тысячелетии до Рождества Христова, в эпоху неолита, то есть нового каменного века. Затем здесь существовали поселения кизил-кобинской культуры, тавров, скифов — это уже эпоха раннего железного века, и она хорошо прослеживается археологически в окрестностях города. Например, у подножия горного массива Агармыш раскопано раннескифское, а чуть ближе к городу позднескифское городища. Археологические находки свидетельствуют об оживленных торговых связях старокрымских жителей с Боспорским царством и Малой Азией. Предположительно, что в VI-III века до Рождества Христова и в первые века нашей эры это поселение называлось Кареа или Кареон. А древнегреческий географ Птолемей упоминает эти места под именем «Таз».
Сложив вышеизложенное, получается что история города насчитывает не одно тысячелетие: немногие европейские и крымские города могут похвастать столь почтенным возрастом. Однако все попытки локализовать на месте Старого Крыма древний город с пятитысячелетней историей, сведения о котором туманны, а местоположение неясно, - довольно проблематичны. Зато более-менее определенно можно сказать, что города, в современном понимании этого слова, здесь не было до XII века, а существовало только небольшое поселение, которое по-половецки называлось «Суркат» или «Солхат». Арабский историк, описывавший события 1263 г., сообщает о небольшом населенном пункте Кырым, в котором обитают кипчаки, то есть, половцы, русичи, аланы, готы и греки. Это первое упоминание, бесспорно относящееся именно к Солхату – Старому Крыму.
Из археологических и письменных источников известно, что к 1100 году на месте Старого Крыма возник большой торговый центр с мощными крепостными стенами, оборонительным рвом и многочисленными церквями. Это время торговых караванов, идущих по Великому Шелковому пути из Азии в Европу. И на их пути, у подножья Крымских гор, удобно расположился Старый Крым, где можно передохнуть, не опасаясь нападения кочевников. По сей день мы можем видеть немых свидетелей тех времен, сохранившихся на северо-восточной окраине города: остатки крепостных стен, оборонительного рва и ушедшие глубоко в землю стены церкви Х века неясной пока конфессионной принадлежности.
В январе 1223 г. в Крым вторглись чингисхановы монголо-татары. Разгромив Судак и перебив практически всех половцев, татары удалились. И только во время второго похода в Юго-Восточную Европу в 1236 году они начали оседать на полуострове. Тогда же Крым занял положение улуса, то есть провинции нового могущественного государства Золотая Орда. Солхат – Старый Крым стал административным центром Крымского улуса Золотой Орды и резиденцией золотоордынского наместника – нойона.
Ордынцы, восприимчивые к чужой, более высокой культуре, потянулись к оседлости и развернули широкую строительную деятельность. Не имея собственного строительного опыта, вчерашние кочевники привлекли к строительству солхатских мастеров.
Строились городские дома для знати и ремесленников, склады и лавки для купцов, постоялые дворы, фонтаны, обновлялись крепостные стены и башни. В 1253 году по приказу хана Батыя в Солхате для него был построен дворец. Примерно в это же время здесь начинает работать монетный двор. А чуть позже - в 1287-1288 годах в Старом Крыму возвели величественную мечеть султана Бейбарса. Это была древнейшая мечеть Европы и Крыма, построенная на деньги уроженца этих мест Захира Сейф-ад-дин ас-Салих Бейбарса. Он правил в 1260-1277 годах и был вторым по счету и одним из четырех самых выдающихся султанов знаменитой мамлюкской династии Бахри, властвовавшей в Египте 300 лет. Он вошел в историю тем, что нанес серьезное поражение войскам Чингисхана и тем самым остановил их продвижение на Ближний Восток.
Сын причерноморских степей половец Бейбарс в детстве был куплен на невольничьем рынке Керчи как белый раб - мамлюк. В 1277 году, желая увековечить свое имя и прославить место своего рождения, он выделил 2000 динаров на строительство мечети в Солхате, ну и, конечно же преследуя политические и религиозные цели. Так неожиданно связывается история средневекового Египта и Старого Крыма.
Известный исследователь Крыма XVIII века П. И. Кеппен в своем дневнике записал, что стены мечети Бейбарса «покрыты мрамором, а верх — порфиром». Историк А.И. Маркевич отметил высокую прочность здания мечети Бейбарса: «Развалины эти, обращающие внимание высотой сводов и массивностью стен с контрфорсами, еще долго могут держаться».
Были в городе и другие культовые здания, от которых, увы, как и от мечети Бейбарса, остались только фундаменты. Например, мечети Мюск-Джами (Мускусная) и Куршун-Джами, более известная как «Свинцовая», потому что кладку стен делали не на растворе, а на расплавленном свинце.

Старый Крым – татарский Кырым
Время расцвета города - XIV век. Шумят рынки, вовсю идет торговля: лен, железо, медь, соль, смола, драгоценные камни, меха, бархат, пряности, ковры, оружие, опиум, шерсть, дары окрестных полей, садов и виноградников заполняют торговые ряды. И, конечно же, особо – рабы. Повсюду слышна была итальянская, армянская, греческая, арабская, тюркская речь купцов. Именно для них в городе построены несколько караван-сараев. А над окрестностями, базарами и пыльными улочками с минаретов мечетей разносится призыв муэдзина к молитве. Это время распространения ислама среди крымских татар и готов…
Ислам прочно утвердился в Солхате еще до того, как стал государственной религией Золотой Орды, но в среду кочевников-татар внедрялся с большим трудом. Многие из них и в XV – XVII веках продолжали оставаться язычниками, исповедующими шаманский культ Великой степи Терэ. Крепостные стены Солхата, таким образом, пролегали между культурой мусульманского мира и своеобразной, но почти не дошедшей до нас культурой мира Великой Степи, лишь поверхностно затронутой пропагандой ислама.
Хан Золотой Орды Узбек принял мусульманство как государственную религию в 1313 году, и уже в следующем году были построены мечеть и медресе в Кырыме - так называли город татары. А Солхатом его именовали генуэзцы, и то не весь город, а только ту его часть, где проживали не мусульмане, а христиане, то есть греки, армяне и сами генуэзцы.
Кстати, Солхат означает на тюркских наречиях «левая сторона», от «сол» - левый, и «хат» - сторона. А «Кырым» в переводе с тюркского означает «ров, крепость». Армяне же называли город Гин-Гримиц – то же что и «Старый Крым», но по-армянски. Этот народ имел здесь не просто вторую родину - армяне на полуострове появились в XII в. - но и духовный центр: в лесистых окрестных горах находилось несколько армянских монастырей, самые известные из которых Сурб-Хач и Сурб-Стефанос. Много было в округе и соборов древневосточной армяно-григорианской церкви - ветвь христианства, в которой Иисус Христос почитается как Бог, а не Бог-Сын.
Кстати, мужской монастырь Сурб-Хач и поныне девствует, и совсем с тех пор внешне не изменился…
Следует заметить, что именно синтез различных культурных традиций и породил неповторимый облик этого средневекового города, производившего неизгладимое впечатление на современников. Собственное же влияние Солхата-Кырыма распространилось далеко за пределы полуострова: в начале XIV в. он стал ремесленным центром изготовления золотоордынской филиграни, а разветвленные торговые связи позволили ему оказать заметное воздействие на хозяйственное и культурное развитие регионов Северного Причерноморья, Кавказа и Поволжья. Естественно, что рынок Солхата-Кырыма вызвал к себе интерес и у ближайших соседей - обосновавшихся в Кафе генуэзцев. Для Солхата Кафа являлась морским портом, позволявшим товарам, прибывшим сюда с караванами из Азии, продолжать движение морем в западном направлении. Генуэзцы же, со своей стороны, вполне могли рассматривать Солхат как своеобразное продолжение кафинской пристани. Свидетельством чего могут служить нотариальные акты Кафы 1289 - 1290 гг.: в «Уставе Кафы», изданном в 1316 г., ставка татарского наместника упоминается неоднократно и именно в связи с коммерческой деятельностью подданных Генуи, регулярно посещавших этот город и обосновывавшихся здесь на постоянное место жительства.
В 1395 году Солхат был разрушен войсками Тамерлана, а в 40-е годы XV столетия сыном золотоордынского хана Тохтамыша - Саиид Ахмедом. С этим же временем связано еще одно прелюбопытное событие: убийство в городе в 1380 году темника Мамая. Этот военачальник, будучи зятем золотоордынского хана, стал фактическим владельцем западных улусов Золотой Орды, в том числе и Крымского улуса. Для утверждения здесь своей власти он организовал карательный поход на полуостров. В 1380 году его войска были разбиты в Куликовской битве, а чуть позже – Тохтамышем. После разгрома Мамай бежал в Кафу, затем в Солхат, где и был убит генуэзцами за то, что он не оправдал их надежд на подчинение Золотой Орды «Великой Генуе».
В 1443 году Хаджи-Девлет-Гирай объявил себя крымским ханом и о создании независимого от Золотой Орды Крымского Ханства. В этом же году ханская резиденция была перенесена в Бахчисарай. И слава Солхата стала угасать. Удар по международной торговле нанесли и падение Византийской империи под натиском турок-сельджуков в 1453 году, и захват турками Кафы.
Польский путешественник Мартин Броневский так описывает город, в котором он побывал в 1578 году: «Крем, или по-татарски Кырым, город с крепостью, окруженный высокой и толстой стеной, совершенно отличается от других городов Средиземного Херсонеса (так называл Крым Птолемей) своей величиной и знаменитостью... видны еще храмы и святилища... не только в самом городе, но и вне города, украшенные халдейскими надписями, высеченными на больших камнях... Видно из развалин и обширности мест, что это был один из знаменитейших и величайших городов своего времени...»

Левкополь Российской Империи
Ко времени присоединения полуострова к России в 1783 году Эски-Крым, как стали именовать Солхат после отъезда хана со всем двором в новую столицу, превратился в небольшое местечко. Имперское правительство по моде тех времен на греческие названия переименовало его в Левкополь и намеревалось сделать центром Крымской губернии. Но этой идее не суждено было воплотиться в жизнь, так как религиозная нетерпимость и жестокость, с которой новые властители Крыма расправлялись с местными жителями, заставила большую часть старокрымских жителей покинуть обжитые места. К приезду в мае 1787 года в Тихий город, так переводится с греческого Левкополь, российской императрицы Екатерины II, в Старом Крыму едва насчитывалось 6 тыс. жителей. В конце того же года городок вошел в состав образованного Феодосийского уезда и стал называться по-русски - Старый Крым.
В те годы большинство мусульман эмигрировало отсюда в Турцию, а католиков – в Италию и Испанию. На долгие годы город превратился, по словам автора одного из дореволюционных путеводителей Г. Москвича, в «ничтожный заштатный городок». Вся городская жизнь Старого Крыма была сосредоточена на главной улице - Екатерининской (ныне ул. Ленина), а остальная часть города напоминала собой подобие деревни…
Странное чувство охватывает приезжего, увидевшего усадебное царство частных домиков, где древние постройки спрятались в лабиринте улочек и в тени деревьев. Нет, они не поражают размахом и величием, не бросаются в глаза. Но у них есть особенность, о которой следует знать: камень какой-нибудь ограды может быть древней надмогильной плитой, а на древней кладке стоят дома построенные уже в имперскую эпоху города. Таков, к примеру, и домик, где с 1930 по 1932 год жил Александр Грин. А неподалеку от него - обиталище известного литератора, талантливого поэта и знаменитого переводчика Григория Николаевича Петникова, умершего и похороненного в Старом Крыму в 1971 г. Он еще в молодые годы стоял у истоков футуризма, среди его друзей были Бурлюк, Маяковский, Есенин, Мейерхольд, Хлебников, Асеев.
Но А. С. Грин и Г. Н. Петиков не исчерпывают темы. В Старый Крым приезжали и другие писатели и поэты. Максим Богданович, Марина и Анастасия Цветаевы, Всеволод Рождественский, Константин Паустовский, Юлия Друнина, Алексей Каплер, Вадим Охотников, Николай Тарасенко, Борис Чичибабин, певец Киммерии Максимилиан Волошин – вот далеко не полный список гостей города, воздух которого вдохновлял их на новые произведения.
А художники, запечатлевшие городские улочки и окрестности! Лирик пейзажа Константин Богаевский, пейзажист Михаил Иванов, великий маринист Иван Айвазовский. Кстати, в Старом Крыму он расписал иконостас армянской церкви, но это единственное произведение Айвазовского-иконописца было уничтожено в период «развитого социализма»…
И последнее. Красная площадь есть не только в Москве, но и в Старом Крыму. Правда мавзолея и храма Василя Блаженного там нет, но зато на ней делают лучшие в Крыму макароны. А каждый год в предпоследнюю неделю августа Старый Крым становится международной столицей народных традиций и искусств Востока и на фестиваль «Минареты Солхата» собираются из разных стран славные потомки воинов Чингисхана…

Александр Чердак

Отправить комментарий