Повесть о форменной загадке мировой цивилизации

§1. Размеров формы одежды в вооруженных силах существует два: сильно большой и сильно маленький
В лексиконе нормальных людей (в отличие от людей военных) все понятно. Вот, к примеру: земля имеет форму шара – это вне сомнения. Половинка бюстгальтера имеет форму тюбетейки – это тоже само собой разумеется. Или: его морда имела форму овала, но после того, как он нахамил, она приняла квадратную форму – это вообще не требует объяснений. А вот попробуйте объяснить приказ какого-либо коменданта гарнизона: «С 1 ноября 19… года, форма одежды по гарнизону зимняя» или «С 1 апреля 19… апреля форма одежды по гарнизону, летняя»? Или объявления в воинских частях: «В гражданской форме одежды вход строжайше запрещён!». Как объяснить нормальному человеку, что такое зимняя или летняя форма одежды? Как понять – «гражданская форма одежды». Убежден, что ответить не сможет ни один министр обороны в мире. А это значит, что выражение «форма одежды» можно отнести к ещё одной загадке мировой цивилизации наравне с египетскими пирамидами или с исчезнувшим материком Атлантида. Но ни для кого не секрет, что на все загадки когда-то находят ответ стезей выдвижения различных гипотез, пока не решат на какой из них остановиться. Попытаемся и мы тоже выдвинуть гипотезу. А за основу обоснования возьмем отрывок из общеизвестного литературно-художественного произведения 50-х годов 20 века: «Издалека было видать, что он человек военный - на кителе военного образца с погонами маршала блестели награды, начиная от значка ГТО и заканчивая орденом «Победы», дополняли это впечатление военного покроя брюки на выпуск». Из этого отрывка вытанцовывается, что «китель военного образца» и «брюки военного покроя» - суть военная одежда. А далее, ежели следовать логике, получается, что военная одежда может сформировать из сугубо гражданского человека вполне военного, то есть она создает из него форму нужную для тех, кто на него форму наденет. Выходит, что форма создает содержание. По всему видать, что отсюда и пошло выражение «форма одежды». Так что ежели она формирует военного, то это военная форма одежды, а если гражданского – гражданская форма одежды.
Вот мы и разобрались в происхождении выражения «форма одежды», в нашем случае - военная форма одежды. Осталось заметить, что военная форма одежды – это ещё и показатель принадлежности субъекта или к сухопутным войскам или к военно-морскому флоту. Возьмем за пример форменные брюки солдата и матроса срочной службы.
Солдатские весьма сходны с обычными гражданскими брюками: та же стандартная ширинка, кстати, обязательная для всех граждан Советского Союза, включая даже членов Политбюро, те же карманы, за исключением заднего. Пошиты из зеленоватого материала, который текстильная промышленность массово выпускала по заказу Министерства обороны.
Форменные брюки матроса отличались от армейских материалом, из которого шились - черное сукно. Но главное отличие - отсутствие общепризнанной не только в СССР, но и во всем мире ширинки. Её заменяет откидной клапан, что даёт матросу возможность быстрее выполнить команду «оправить естественные надобности», особенно на морозе: отстегнул две пуговицы, клапан упал, и зажурчала струя этой самой естественной надобности.
Происхождения этого клапана на форменных флотских брюках история приписывает русской императрице Екатерине ІІ Великой.
Однажды вечером императрица, опосля посещения Петербургской Академии наук, основанной в 1724 году, решила прогуляться с президентом академии Екатериной Романовной Дашковой. На улице стоял февраль, небо было на удивление ясное, звездное, и лунный свет мягко струился по вечернему Петербургу. Екатерины шли молча, кутаясь в теплые шубки, любуясь и наслаждаясь необычной для этого времени погодой и фантастическими тенями, отбрасываемыми всем, на что падал свет ночного светила. Мороз был крепкий – слышно было как потрескивают деревья. Вдруг Её Величество и Её Светлость увидели тени: одна повыше, другая несколько пониже. Ветра не было, и, тем не менее, тени равномерно покачивались, издавая при этом некие звуки. Для понимающего человека, а обе высокородные дамы были понимающие, эти движения и звуки свидетельствовали о многом.
Императрица, осмотревшись по сторонам, приложила пальчик к своим пухлым губкам, и показала Дашковой, откуда берут начало равномерно раскачивающиеся тени. Крадучись дамы стали подбираться к тому месту. Чем ближе они подбирались, тем звуки становились больше похожими на разгоряченное мужское дыхание и женское сладострастное постанывание. Подкравшись вплотную, они увидели то, что и ожидали: фрейлина императрицы стояла нагнувшись и уперевшись руками в ограду, задранные юбки шелестели в такт её движениям, а офицер Российского флота, с опушенными по колени форменными панталонами, судорожно двигал голой задницей, от которой валил пар как от взмыленного коняки. Стало ясно, что дело в завершающей стадии. Екатерина Великая и Екатерина Дашкова переглянулись, скабрезно улыбнулись и тихо удалились восвояси.
На следующий день императрица вызвала в свой кабинет графа Никиту Панина, воспитателя своего сына Павла Первого.
- Дорогой Никита Иванович, я указываю вам, как умнейшему человеку Российской Империи, сообразить моим офицером флота штаны, в коих они, не снимая оных, могли бы махаться с моими фрейлинами, особливо в мороз. Дабы после того не хворали и несли флотскую службу зело и борзо.
Граф Панин с полным пониманием отнёсся к просьбе императрицы, и офицеры Русского Императорского флота стали щеголять примерно в таких штанах, какие носят современные матросы срочной службы Военно-морского флота, то есть с обширным клапаном вместо ширинки. Кстати, различие в форме между армией и флотом заключается ещё и в таком случае. Как-то на праздновании в Петербургском Офицерском собрании Дня Ангела императора Николая Первого, мичман флота отправился в мужскую комнату справить малую нужду, следом пошел прапорщик крепостной артиллерии. Стали по разным углам, пописали. Мичман застегнул клапан на форменных брюках и направился к выходу. Прапорщик же, поковырявшись, застегнул ширинку и пошел к умывальнику. Одновременно с тем он повернул голову в сторону мичмана и язвительно заметил:
- Господин мичман, нас в кадетском корпусе учили после опорожнения руки мыть.
На что мичман, полуобернувшись, ответил:
- Господин прапорщик, а нас, в Гвардейском флотском экипаже, учили при любой качке на руки не ссать!
Интересная деталь военной формы - это нательное бельё, под названием «рубашка-кальсон» и «штаны-кальсон». Остановимся на штаны-кальсонах.
В воинскую часть прибыло молодое пополнение осеннего призыва из Средней Азии. К вечеру под руководством двух прапорщиков и четырех сержантов эту ораву повели в баню. Первые два сержанта собирают гражданку и пакуют в мешки, что бы потом сжечь - кому нужны вонючие халаты и тюбетейки. Третий сержант показывает, как пользоваться мылом и тазиками. Один прапорщик выдает помывшимся обмундирование, а второй показывает, как наматывать портянки. Четвертый сержант наблюдает и подсказывает, как что одевать, если у кого что-то не получается.
Вдруг среди сынов пустынь и оазисов начинается хихиканье, а затем среди потомков грозных джигитов бухарского эмира послышался сочный русский мат. Сержант протолкался через орду и увидел оскаленное лицо настоящего бухарского эмира, который на чистом русском матерном обкладывал своих смеющихся земляков. Эмироподобный, заметив приближающиеся лычки, олицетворяющие начальство, подобострастно заулыбался и, показав на свои кальсоны, одетые задом наперед, сказал:
- Маленький дырочка – писать. Большая – какать.
Не виноват он, что в своем ауле никогда не видел этой детали военной формы одежды, поэтому по-своему рассудил для чего маленькая дырочка, а для чего большая. Что являлось показателем большого пробела в школьных занятиях по начальной военной подготовке. НАТО, СЕАТО изучали, автомат разбирали, а вот кальсоны не включили в программу, хотя это очень важное военное имущество - попробуй зимой воевать с НАТО без кальсон!
Мало кто знает, что кальсоны достались Советским Вооруженным Силам по наследству от царизма, о чем писал в своих воспоминаниях, опубликованных в одной из эмигрантских газет, денщик полковника царской армии:
- Утром просыпается мой полковник после очередной попойки и говорит мне:
-Ванька, почисти мой парадный мундир. Его обрыгал штабс-капитан Овечкин!
-А я ему:
-Ваш бродь, а в кальсоны ваши тоже он насрал?

§2. Форма одежды спортивная - трусы и тапочки. У кого нет - майка и сапоги
Головные уборы также показывают принадлежность их владельцев или к Военно-морскому флоту - черные, или к сухопутным войскам - зеленые. Но у моряков есть ещё и белые – это летняя форма одежды. За белой фуражкой нужен уход, белый чехол стирают один раз в три дня, как правило, это делают жёны, что иногда приводило к таким вот курьезным историям.
- Товарищ капитан третьего ранга, в части объявлена тревога. Пока  вы собираетесь, я заеду заберу двух мичманов, - доложил водитель дежурной машины и, увидев недовольное лицо офицера, добавил: - Приказ командира, привезти мичманов.
Капитан третьего ранга Кокиш начал собираться, а когда дело дошло до фуражки настроение его испортилось окончательно: его шитая мица была нестирана. Жена была не виновата в этом - он всего-навсего полчаса назад пришел домой. Набрав полную грудь воздуха, он заорал:
- Ну, что? Что теперь делать, бля?!!
В прихожую выглянула перепуганная супруга.
- Дорогой, а потише можно?
Он пальцем показал на фуражку.
- В части тревога, а она грязная, а за мной сейчас приедут.
Жена взяла фуражку и вошла в комнату. Через пару минут вышла и аккуратно одела мужу на голову сияющую белизной фуражку.
- Только не тряси головой.
В это время раздался стук в дверь. На пороге стоял матрос. Капитан третьего ранга Кокиш вышел из квартиры, спустился по лестнице, сел в «санитарку» и машина тронулась. По салону распространялся тонкий аромат.
Приехали в часть. Командир, капитан первого ранга стоял у входа в штаб и курил папиросу. Чуть в сторонке стоял дежурный по части и записывал время прибытия офицеров. Мичманы сразу направились к дежурному, а Кокиш, подойдя к командиру начал докладывать.
- Товарищ командир…, - но сильный порыв ветра не дал командиру дослушать. Он с удивлением разглядывал свою черную тужурку, на которую ветер принес ароматный белый порошок. Подняв глаза на капитане третьего ранга, он увидел вьющееся над его фуражкой белое облачко.
- Товарищ капитан третьего ранга, купите своей жене, крем-пудру и тогда она будет пудрить свое лицо, а не вашу фуражку по тревоге.
Ещё раз коснемся флотских фуражек, теперь уже черных. В школу мичманов и прапорщиков Краснознаменного Черноморского флота произвели очередной набор курсантов. Вечером их собрали в конференц-зале и замполит одной из рот капитан-лейтенант Влахо, чтобы дурные мысли в голову не лезли, пока им не выдали форму, прочитал лекцию.
- Несмотря на то, что очень немногие из вас сидящих одеты в военно-морскую форму, вы все являетесь курсантами военного учебного заведения Черноморского флота, которое за полгода выкует из вас, согласно приказу Министра обороны «Золотой фонд Вооруженных сил СССР». Поэтому за любое нарушение воинской дисциплины, если оно принесет тяжкие последствия, можете привлекаться к суду военного трибунала. С этим вопросом всё ясно?
Теперь перейдем ко второму вопросу, - и капитан-лейтенант, одетый в рабочий китель давно нуждавшийся в стирке, и явно кому-то подражая, красочно облокотился на трибуну. От этого движения из-под рукавов кителя высунулись рукава рубашки-кальсон. - Вы думаете я не знаю почему вы пошли в мичмана? Знаю! Первая причина - это красивая форма. Идёшь по городу, а бабы на тебя смотрят и падают, падают: кто в одиночку, кто в штабель, а ты идёшь гордый, на них не смотришь, форма красивая, сам себе нравишься.
Вторая - хорошо жить захотелось, а у доменных печей и мартенов теплые места забиты, на холоде возле огонька тоже не погреешься - там наше национальное меньшинство шашлык жарит. Вот и надумали стать мичманами - так проще залезть на шею советскому трудовому народу. Царя скинули, а вас не скинешь, так как вы теперь официальные защитники Родины.
Произнося свою пылкую речь, замполит картинно жестикулировал и в такт его жестам рукава рубашки-кальсон то прятались, то появлялись, как бы говоря: «не всё такое грязное, как он показывает, есть и чистое и его больше. А таких, каких он вас видит, в Вооруженных силах единицы и они сидят не в таких конференц-залах».
На следующий день с утра началась выдача военной формы, и к вечеру все курсанты сидели по классам и пришивали на погоны лычки, на рукава шевроны. Это же делал и будущий прапорщик Зюкин, ему одному из роты выдали погоны с красным кантом. Пришил он всё что надо быстрее всех, и теперь ходил и учил, как что надо делать. Кому-то, это надоело:
- Слава, ходишь тут, учишь, а сам завтра от ротного выгребешь. Ты глянь на свою фуражку, у тебя она мичманская - с белым кантом, а должна быть, как и погон, с красным. Вещёвой склад закрыт, так что подумай о себе.
Хлопнув дверью, Зюкин выскочил из класса, через некоторое время пришел и, тихо сопя, начал выдавливать из стержня шариковой ручки красную пасту, а потом, потея, аккуратно красить белый кант. На следующий день на утреннем разводе он понял: если ты будешь показывать что ты умнее всех, то тебе посоветуют то, что для тебя кончится неприятностью.

§3. В старости можно делать две вещи: писать мемуары и марать писсуары
Офицеры и мичманы Советского флота на протяжении многих лет хотели иметь (и это была заветная мечта всех!) пилотку для формы одежды вне строя. Красиво, изящно, идет офицер по городу, ветер, если и сдул её, то не надо бежать за ней, как за фуражкой, которая катится колесом выставляя его на посмешище и потом обязательно останавливается или в луже, или возле патруля.
В конце семидесятых годов «Первый научно-исследовательский институт военной формы одежды», находящийся в Москве и поныне, воплотил эту мечту флота в реалию. Но окончательное решение должен принять  Главком - адмирал флота Советского Союза Горшков Сергей Георгиевич.  К разработкам института он относился очень скрупулезно, подолгу рассматривал эскизы, рисунки. Готовые образцы, пошитые и одетые для демонстрации на матросов, мичманов и офицеров, также осматривал со всех сторон, щупал материал, расспрашивал, какие бы хотелось доработки для удобства при носке, как в служебное время, на дежурствах, на регламентных работах с техникой, а так и в не служебное. Сергей Георгиевич был маленького роста и любил рослых офицеров. Идет демонстрация новых разработок предназначенных для ношения в районах Крайнего Севера. Всё хорошо, всем доволен, форма получилась легкая, теплая, просьб и замечаний со стороны личного состава нет.
- Вот это хорошо постарались разработчики, надо наградить их, - думает адмирал флота Советского Союза, обходя строй высоких и статных офицеров и матросов.
- Во ё бляха-муха, а это что? – вырвалось у адмирала.
Последним в строю стоит капитан третьего ранга одетый в повседневную форму: черная тужурка, кремовая рубашка, черный галстук, черные брюки. Долго адмирал ходил, осматривал, ничего понять не может.
- И, что вы тут разработали?
- А вы на его голову посмотрите, - подсказывают ему.
Адмирал задрал голову и увидел черную изящную пилотку.
- А это зачем?
Ведущий проекта  объясняет:
- Когда офицеры в транспорте едут - фуражка мешает.
Сергей Георгиевич удивленно посмотрел на капитана первого ранга и глубокомысленно произнес:
- Если она мешает, снимите её и киньте на хер на заднее сидение!
Долгожданный проект, давняя мечта советского флота, провалился по простейшей причине - проведенной Горшковым аналогии между общественным транспортом и служебной «Волгой», а так же из-за склероза, в связи с которым он забыл, как ему самому в час пик в общественном транспорте сбивали фуражки и растаптывали их ногами. Но это не последняя стадия склероза, поэтому он мог ещё командовать Военно-морским флотом Советского Союза. Последняя - это когда посрал, оторвал бумажку, и вспомнил что штаны не снял. Но Кремлёвские врачи доказали, что и при этой стадии можно командовать флотом - штаны  должны снимать ему адъютанты. Не главкомовское это дело!

§4. И она сказала ему: «Ладно, стели диван-шинель»
По шинели можно определить принадлежность военнослужащего: черная – значит военно-морской флот, все другие цвета - сухопутные войска. Шинель очень важная деталь формы при несении любого наряда, любого дежурства в весенне-зимний период. Ну а какой строевой смотр, не говоря уж о параде, обходится без шинели? Никакой! В шинели военнослужащий выглядит подтянутым, мужественным, и никому дела нет, что она неудобная: зимой в ней холодно, а осенью и весной жарко. Опять же она - наследие царской армии. Правда при царе-батюшке форма была красивее: эполеты, аксельбанты, гусарские ментики и доломаны, а в 70-80 годах 19 века в армии были проведен ряд реформ, одна из которых - переход на более удобную военную форму. Огромную роль в этом сыграл генерал-фельдмаршал Дмитрий Алексеевич Милютин. Установлены темно-зеленые мундиры без пуговиц (на крючках) и лацканов, единые головные уборы, вся армейская кавалерия получила мундиры пехотного образца, парадные форма была отменена (кроме гвардейской кавалерии). В 1907-08 годах парадная форма восстановлена. В связи с увеличением потерь в военное время возникла необходимость иметь форму с маскировочными свойствами, и в 1906 году в русской армии она была принята цвета «хаки». После гражданской войны прошло несколько изменений в обмундировании, пока оно не стало таким, каковое оно сейчас.
Но вернёмся к шинелям. В1827 году Турция отказалась выполнить требования Лондонской конвенции 1827 года подписанные Англией, Россией и Францией. Соединенная эскадра этих стран под командованием старшего в чине вице-адмирала Э. Кодрингтона подошла к Наваринской бухте, где находился турецко-египетский флот. Когда корабли союзников заняли свои места по диспозиции, к турецкому брандеру был послан парламентер с требованием отойти от союзного флота. Турки открыли оружейный огонь, и парламентер был убит. Сражение началось после того, как турки убили второго парламентера, посланного на флагманский корабль Мухаррем-бея. Оно продолжалось около четырех часов и закончилось уничтожением турецко-египетского флота. Наиболее решительно и искусно действовала русская эскадра под командованием адмирала Л. П. Гейдена. В этом сражении отличился флагманский корабль «Азов» под командованием капитана первого ранга Лазорева М. П., уничтоживший пять турецких кораблей, в том числе и фрегат командующего турецким флотом. На этом корабле умело действовали лейтенант П. С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В.И. Истомин - будущие герои Синопа и Севастопольской обороны. За боевые подвиги «Азову», впервые в русском флоте, был присвоен кормовой Георгиевский флаг.
На следующий день командир французского линейного корабля пригласил отпраздновать совместную победу командира английского линейного корабля и командира русского линейного корабля «Азов» капитана первого ранга Лазарева Михаила Петровича. Встреча была назначена в доме ещё позавчера принадлежавшего турецкому бею - в прибрежной деревушке, примыкавшей к крепости Наварин, взятой 10 апреля 1770 года русскими экспедиционными силами под командованием адмирала Григория Андреевича Спиридова и бригадира морской артиллерии Ивана Абрамовича Ганнибала. Командиры в сопровождении только своих вестовых на баркасах причалили к берегу. В комнате сняли красивые шинели: золотые пуговицы, золотые эполеты, мягкое сукно. Вестовые вынесли их и повесили в первой от входной двери комнате - не дай бог случайно заляпать.
За поднятиями бокалов с вином, за тостами «За победу!», за криками «Виват Франция!», «Виват Англия!», «Виват Россия!», сумерки подкрались незаметно. Подвыпившие французский и английский офицеры заспорили между собой о достоинствах своих вестовых. Застолье стало перерастать в межнациональный скандал, назревала дуэльная ситуация. Сказывалась, несмотря на совместную борьбу с турками, давнишняя обоюдная неприязнь французов и англичан, уходившая своими корнями к началу Столетней войны (с1337г. по1453 г.). Капитан первого ранга Лазарев не мог допустить раскола союзников из-за  спора двух перепивших офицеров и поэтому, встав между ними, предложил:
- Господа, мы только вчера сожгли вражеский флот, что принесет Греции свободу. Не надо из-за пустяка омрачать нашу совместную победу, хотя мне самому стало интересно, чей же всё-таки вестовой лучше. Господа, чтобы это выяснить, я предлагаю поступить так: дадим денег обоим, и пусть один принесет вина, а другой - закуски. Кто раньше придет и принесет заказанное, тот лучший, и мы продолжим наше застолье.
Офицеры союзного флота перестали метать друг в друга громы и молнии - предложение русского офицера им понравилось. Француз достал вышитый жемчугом кошелек, вынул пять франков:
- Месьё, пользуясь правами пригласившего, я своего вестового посылаю за вином. Возражения есть?
Возражать никто не стал.
- Жан, сходи в крепость, купи вина, но очень быстро.
Английский офицер достал кошелек украшенный крупным изумрудом, вытряхнул из него золотой соверен.
- Джон, сходи и купи хорошей закуски. Джон, недолго ходи.
Пошло около получаса, хлопнула входная дверь, и в комнату одновременно влетели оба вестовых и, опустив головы, положили деньги на стол.
- После турок ничего нигде нет, - последовали объяснения на французском и английском языках.
Михаил Петрович Лазарев, предотвращая битие командирами нижних чинов, поднялся и сказал:
- Господа, ваши вестовые оба оказались на высоте - за такое короткое время оббежали крепость. А в том, что они ничего не принесли,  виноваты мы сами, так как мы вчера разбили турок, а после них, вы это прекрасно знаете, не остаётся ничего. Я сейчас это исправлю - у меня на корабле остался кое-какой запас. Я сейчас объясню своему вестовому, он на баркасе сходит, и мы продолжим наше празднование победы. Иван идем, я дам команду мичману на баркасе. Извините господа, - и они вышли из дома.
- Иван, держи империал, полчаса времени тебе, не опозорь Русский флот перед Европой.
Чрез полчаса в комнату заскочил запыхавшийся Иван и стал выставлять из большой торбы на стол бутылки с вином, копченый окорок, вяленое мясо, сухой сыр, колбасы, оливки, всевозможные овощи и фрукты и, подойдя к Лазареву, незаметно вернул империал. Михаил Петрович вопросительно посмотрел на вестового, но тот уже нёс пустую торбу к окну.
Французский и английский офицеры зловещё посмотрели на своих вестовых. Первый уже мысленно видел Жака в кандалах на каторге в Кайене, а второй своего Джона на Ямайке - рубящим сахарный тростник.
- Господа, господа, продолжаем праздновать. Я предлагаю выпить за вас, только у таких великолепных офицеров могут быть прекрасные вестовые. Мой что - сходил на корабль, взял из моих запасов, и даже при этом на веслах не сидел. При встрече с нашим императором Николаем, я доложу ему, какие прекрасные офицеры служат на союзных нам флотах. Господа, я считаю за честь находиться с Вами за одним столом. За Вас господа!
Союзные офицеры, весьма польщенные сказанным, заулыбались, а вестовые облегченно вздохнули - после такой похвалы русского офицера наказывать их не будут. Празднование вошло в своё русло. По приказу раздобрившихся офицеров вестовые отнесли вина и закуски командам баркасов, чтобы не мёрзли - ночи стояли холодные.
Прошло часа полтора, и Лазарев заметил, что на столе доставленное Иваном потихоньку иссякает, он подозвал его взглядом. Вестовой, наливая вина в бокал, тихо произнес:
- Слушаю, Петр Михайлович.
- Иван, на империал, надо ещё раз удивить Европу.
- Не могу, Петр Михайлович.
- Почему?
- Петр Михайлович, за дверью висит только ваша шинель…

Глава девятая показывает, что казарма – это образцово-показательное социалистическое общежитие советских воинов                                                                                                    
§1. Живете здесь, как свиньи в берлоге!
§2. Не делайте умное лицо! Вы же офицер!
§3. Ложка упала на пол и давай валяться.
§4. Сегодня четверг. Завтра – пятница. Остальное старшина доведёт.
§5. Сапоги нужно чистить с вечера, а утром надевать на свежую голову.
§6. Если бы другие не были дураками, мы бы были ими.
§7. Что вас занимает? То, что я вам говорю или дохлый голубь, летающий над столовой?