Глава третья раскрывает особенности стрельбы в окно из охотничьего ружья мужа

§1. На случай тревоги штаны нужно покласть на табурет ширинкой к выходу.
§2. Если Фортуна повернулась к тебе спиной - не расстраивайся. Пристраивайся…
§3. Стрелять в цель следует старательно прицеливаясь! Случайно в цель попадают только сперматозоиды.
§4. История вынуждена повторяться, потому что её никто не слушает.

§1. На случай тревоги штаны нужно покласть на табурет ширинкой к выходу

Воздушно-десантные войска (ВДВ) - это род сухопутных войск предназначенных для высадки с воздуха в тыл противника и ведения там активных боевых действий.
Десантно-штурмовые бригады (ДШБ) - это специально подготовленные формирования предназначенные для переброски по воздуху штатной и приданной авиацией и действий в тылу противника. ДШБ могут захватывать и удерживать важные рубежи и объекты, вести разведку, охрану и рейдовые действия в тылу противника, борьбу с его воздушными десантами и аэромобильными частями, уничтожать пункты управления, узлы связи и выполнять другие задачи.
Н-ская часть ВДВ Вооруженных сил СССР. По подразделениям провели вечернюю поверку, и дежурные по ротам докладывают дежурному по части:
- Незаконно отсутствующих нет. Больных нет. Весь личный состав на лицо.
Солдаты лежат на койках, где-то раздается тихий шепот. Дембеля  по каптеркам закрылись на ключ и завесили окна одеялами: некоторые готовят дембельскую форму, другие доделывают дембельские альбомы. Все это, было, есть и будет – обыкновенное продолжение армейского отбоя.
Караул несет службу. Часовые ходят по вверенным им постам. Отдыхающая смена спит, бодрствующая смена читает то, что положено по сроку службы: «салаги» - уставы, «черпаки» – книги и журналы. А «деды» спят, удобно устроив свои «старые головы» на пилотке, под которой спрятан подсумок с патронами. То есть ночная жизнь идет так, как и положено в спецназе ВДВ.
В домах офицерского состава (ДОС) потихоньку гаснет свет. Все погружается в темноту. Только в окнах квартиры командира бригады горит свет - командир пришел домой пьяный в дым и жена проводит с ним воспитательную беседу:
- Пьянь, да как тебе не стыдно? Я ужин приготовила, жду, а он, заявляется на бровях. Ты на себя посмотри, - и подталкивает к трюмо, - на кого ты похож! На подзаборного кобеля ты похож!
Командир, пошатываясь, внимательно рассматривает себя в зеркало. Снимает китель: точно - пьянь, алкаш.
Посмотрел, посмотрел, - вновь одел китель. Снова посмотрел.
- Не-е-е дура, все-таки полковник.
Жена кричит дочке:
- Доча, твой папа - дебил и идиот!
Полковник икнул и ответил:
- Это не повод на меня орать! Дебилы и идиоты такие же люди, как и ты.
И с победоносным видом, пошатываясь, уходит в спальню. Тут жена замечает, что ее благо-верный не снял обувь, и прихрамывает, подволакивая ногу.
- Ты, пьянь, сапоги сними! С ногой что, подвернул?
Полковник, пошаркав ногой о ковровую дорожку, ответил:
- Не-е-е, говно возле подъезда пристало...

§2. Если Фортуна повернулась к тебе спиной - не расстраивайся. Пристраивайся…

Дежурный по полку читает интересный детектив и поглядывает на часы: время идет к двум часам пополуночи, скоро поднимать помощника, а самому лечь отдыхать. (В Уставах Гарнизонной и Караульной служб написано, что военнослужащий не спит, а отдыхает.)
Дежурный по парку прапорщик Маценко Сергей Иванович (1958 года рождения, беспартийный, командир отличного хозяйственного взвода, женат, имеет сына Тиму пяти лет, кандидат в мастера спорта по военному многоборью, заместитель председателя местного охотколлектива) сидя за столом потягивался и внимательно смотрел на большую стрелку часов, которая подходила к двум часам. Ровно в два часа он поднимет дневального и ляжет отдыхать, как и положено по инструкции «Обязанности дежурного по парку».
На часах дежурного по части час пятьдесят пять минут пополуночи. Он вкладывает закладку в книгу, закрывает ее, опирается двумя руками на стол, чтобы встать. И вдруг - звон разбитого стекла. Прямо перед ним на стол падает граната РГД–42. Граната крутиться и шипит. Ее шипение перекрывает все звуки мира. Секунды до взрыва - это самые тягучие секунды в жизни. У дежурного офицера срабатывает инстинкт десантника, выработанный годами тренировок на учениях: без вмешательства сознания тело офицера вылетает в окно, и откатывается как можно дальше, прижимается к родной земле, закрывает голову руками, и замирает. Медленно текут секунды и вдруг его руки, сильные и тренированные в рукопашных учебных боях, хватают такие же тренированные руки, выворачивают за спину и связывают. В рот, открывшийся для крика «Тревога!», запихивается тряпка. А взрыва нет, только удаляющийся топот.
Часы  прапорщика Маценко показывают час пятьдесят пять минут пополуночи. Тихий скрип входной двери, но он не успевает на него повернуться - сильные тренированные руки выворачивают его руки за спину и аккуратно укладывают на грязный пол лицом вниз.
Тихая возня в маленькой комнате, где отдыхают дневальные. Потом скрипнула входная дверь и - тишина.
Первая мысль  прапорщика:
- Почему я не заставил помыть пол, зачем я трусил пепел, кидал окурки и плевал на пол, а теперь собственной мордой в своем же говне…
Час пятьдесят пять минут пополуночи, дворик караульного помещения. Первый раз, за год своей службы после училища, начальнику караула - молодому лейтенанту - вовремя удалось построить смену караульных для смены часовых на постах. Глядя на шеренгу солдат, молодой лейтенант думал:
- Я становлюсь настоящим офицером, мне удалось построить этих, балбесов вовремя…
Команду «Заряжай!» он дать не успел: к нему и к строю солдат метнулись тени, и через несколько секунд весь караул лежал на асфальте лицом вниз со связанными руками, без оружия и тряпками во рту. Пока эти тени укладывали смену караульных во главе с начальником караула, такие же тени проскользнули в караульное помещение.
По «Уставу гарнизонной и караульной служб Вооруженных сил СССР», дверь караульного помещения, после выхода смены во дворик, должна закрываться. Начальник караула, которому удалось первый раз, за год службы в этой части построить смену караульных в час пятьдесят пять минут, так загордился собой, что забыл проконтролировать закрытие двери в караульном помещении.
Две-три минуты в караульном помещении слышался приглушенный шум, а затем наступила тишина. Тени затащили в караульное помещение связанную смену и уложили ее на пол рядом с теми, кто был в караулке. Начальника караула, молодого лейтенанта, положили рядом со столом в комнате начальника караула отдельно от всех - все-таки лейтенант.
Одна тень осталась в караульном помещении - охранять обезоруженный караул. Другая тень, повесив автомат на плечо, стала изображать охрану караульного помещения. Остальные тени исчезли в темноте.
С нарядом по столовой справились еще быстрее, так как солдаты наряда, наевшись жареной картошки, тихонько брели в казарму одни - без дежурного по столовой прапорщика, который часа два назад преспокойно ушел к «двоюродной» жене, так как был понимал, что его родная жена знала, что он в наряде и домой ночевать не придет.
С дневальными в подразделениях расправились быстро: они несли службу почти по уставу – то есть сидели на тумбочках дневальных рядом с телефонами и чутко спали.
Остались вооруженными часовые на постах, но они не знали о том, что начальнику караула - молодому лейтенанту - удалось построить смену караульных вовремя первый раз за год своей службы в этой части. Также они не знали, что этот лейтенант, чуть не ставший настоящим офицером, вместе с отдыхающей сменой и сменой, которая должна их сменять, лежит связанный на полу. Часовые думали, что их будут сменять как обычно, и к трем часам ночи они попадут в караульное помещение для отдыха.
Час сорок пять минут пополуночи, квартира прапорщика Маценко. Появляется, наконец, главный герой нашего рассказа: Маценко Наталья Петровна, девичья фамилия Донецкая, 1965 года рождения, среднего роста, стройная фигура, длинные ноги. В гарнизоне она появилась семь лет назад в качестве жены прапорщика Маценко, лежащего связанным на грязном полу лицом вниз и с тряпкой во рту.
Наталья Петровна, а по-простому Наташа, проснулась по очень простой причине - ей захотелось совершить физиологический акт мочеиспускания. За сутки до описываемых событий, ее муж принес домой два больших арбуза. Половину одного Наташа съела вчера перед сном. Теперь эта половинка арбуза настоятельно просилась наружу. Сначала Наташа хотела обидеться на своего мужа, но, дойдя до туалета и сев на унитаз, передумала. На работу утром не идти - она не работает. Да и как может работать жена командующего свинарником – это нонсенс. Если она устроится на работу, то этим уронит честь и достоинство мужа в глазах сослуживцев. Подумают что сквалыга - все ей мало. Муж - свинячий папа, а она на работу!
- А я ведь не жадная, вон соседке, жене майора всегда даю то мясо, то сало, - думала Наташа под журчание половинки арбуза.
Время - час пятьдесят минут пополуночи. Справив физиологическую потребность организма, Наташа вышла из туалета, вошла в ванную комнату полоскать то место, откуда только что вытекла, половинка арбуза. Полоскала, посмотрела на свое отражение в зеркале, сама себе понравилась: недаром товарищи офицеры и прапорщики на нее заглядываются, а некоторые предлагают свои услуги по замене мужа! Наташа на эти предложения отвечала грубовато: что-то об их правой и левой руках. Хотя мужское внимание женщине всегда приятно, но мужа она любила.
Выйдя из ванной комнаты, зашла в детскую, включила ночник, посмотрела на сына, поправила подушку. Подняв глаза, она увидела висящее на ковре ненавистное ей мужнино охотничье ружье - оно разлучало ее с мужем, когда тот уезжал на охоту. Выключив ночник, Наташа за что-то зацепилась ногой – это, по ее понятиям, было второе исчадие ада - наполненный па-тронами патронташ.
Два часа ноль-ноль минут пополуночи. Тени растеклись по казармам подразделений, по улицам ДОСа.
Два часа ноль две минуты пополуночи. Началось. Тени открыли стрельбу из автоматов, в казармы полетели ручные дымовые гранаты, взрывпакеты. Солдаты, проснувшиеся в дыму грохоте взрывов и автоматных очередей, забыли о своих навыках воинов ДШБ и вели себя словно стадо ополоумевших баранов. Кто-то первым выпрыгнул из окна - благо казармы одноэтажные - и это послужило примером: солдаты стали выпрыгивать в окна, сквозняк стал вытягивать дым, и стали видны тени с автоматами в руках. Гордость ВДВ разбегалась. Некоторые тени преследовали бегущих, стреляя вверх, от чего бойцы наддавали скорости.
Часовые на постах, услышав стрельбу, попрыгали в выкопанные на каждом посту окопы и приготовились защищать вверенные объекты…

§3. Стрелять в цель следует старательно прицеливаясь! Случайно в цель попадают только сперматозоиды

Два часа ноль две минуты пополуночи. Наташа хотела отшвырнуть ногой патронташ, но услышала взрывы и выстрелы. В ужасе присела на пол, но - она мужественная женщина и через несколько секунд пришла в себя. Стянула с кровати проснувшегося сына и поползла с ним под стенку.
- Не бойся, сейчас наш папа и десантники перебьют напавших врагов, - шептала Наташа сыну.
А в это время ее муж, лежа лицом в своих плевках и окурках думал, что это конец карьеры командира отличного хозвзвода, и что он не будет больше кормить командира и его зама, и не будет прятать их поросят от проверяющих.
- Нет, не может быть! В лучшем случае плен. Плен? Стоп! В плену, в лагере для военнопленных, должно быть подсобное хозяйство охраны – так что попробуем сделать карьеру военнопленного-свинопаса, - умилился прапорщик. И стало спокойно на душе...
Наташа лежала, прижав сына. Ее сильно беспокоило то обстоятельство, что она почему-то не слышит криков «Ура!», не слышит матерных команд офицеров и прапорщиков. И тут Наташа вспомнила о ружье, висящем на ковре и патронташе на полу. Она поползла к стене, где висело ружье. Быстро поднявшись, сдернула его, присела, на ощупь нашла патронташ. Подползла к сыну, ласковым голосом сказала ему, чтобы он лежал под окном и никуда не двигался, что он хороший мальчик и должен слушать свою маму. Мальчик смотрел на нее испуганными глазами и согласно кивал головой.
Наташа стала на четвереньки и, таща одной рукой ружье, а другой патронташ, стала пробираться в зал, к окну выходящему на улицу. Добравшись до окна, она почему-то подумала, что если бы ее увидели в этой позе, в какой она пробиралась к окну, те, кто предлагал ей заменить мужа, то у нее под балконом пели бы серенады, а возле окна с ружьем и патронташем сидел бы ее муж. Эта шальная мысль придала ей мужества и она выглянула в окно. На улице она увидела бегающие и стреляющие из автоматов тени.
Наташа переломила двустволку, загнала два патрона. До этого она стреляла только по бутылкам в лесу, куда раза два брал ее муж. А на улице люди, но эти люди - враги. Наташа потихоньку поднялась, прицелилась. Выстрел! Один враг упал, а потом пополз, волоча ногу и что-то крича. Второй выстрел - еще один упал и свернулся калачиком…

§4. История вынуждена повторяться, потому что её никто не слушает

Два часа сорок минут пополуночи. На столе в кабинете начальника штаба на надувном матрасе сам хозяин кабинета - начальник штаба Н-ской части майор Серов Виктор Николаевич. Спал он беспокойно: стонал, что-то кричал и крутился, чуть не падая со стола.
Два часа сорок пять минут пополуночи. Раздался звонок, долгий и требовательный. Майор Серов подскочил, ничего не понимая спросонья. Звонок! Машинально майор протянул руку, нажал кнопку и будильник замолчал. Майор продолжал сидеть, закрыв глаза и заново переживая только что увиденный сон. Это было ужасно. Да перебрали они вчера с командиром, вот и сняться кошмары. Но вдруг легкая улыбка прошла по его мужественному лицу. Он вторично увидел, как Наташа с ружьем и патронташем, интересным местом к нему пробирается к окну и весь ужас сна пропал. Открыл глаза, встал, надел сапоги, портупею, фуражку и вышел из кабинета. Дежурный по штабу солдат вытянулся возле тумбочки и четко отдал честь.
- Молодец, - подумал майор, - не то, что те ублюдки из сна.
Майор вышел из штаба, и пошел в сторону караульного помещения, где действительно нес службу начальником караула молодой лейтенант – год как из училища, но уже ставший на-стоящим офицером. Начальник штаба был сегодня ответственным по части и должен проверять несение караульной службы.
Впереди, чуть вправо от столба, что-то зашевелилось. Майор Серов, надвинув козырек фуражки, чтоб свет не резал глаза, остановившись, присмотрелся. Там стояла Наташа. Она стояла в той же позе, в которой он видел ее во сне в тот момент, когда она пробиралась через зал к окну. Ружья и патронташа у нее не было, а интересное место как бы ехидно подмигивало начальнику штаба: «Ну что, майор, мой хозяин не будет начинать карьеру военнопленного-свинаря? Так и будет тебя кормить и прятать твоих поросят на подсобном хозяйстве?»
Майор закрыл глаза, постоял с минуту, открыл глаза: там, где стояла Наташа, ехидно подмигивавшая ему интересным местом, стояла местная собачка Жучка и весело помахивала хвостом.
Начальник штаба майор Серов Виктор Николаевич опять закрыл глаза, вспомнил самый интересный для него отрывок сна, и подумал, что вообще-то бы было бы неплохо стать временным хозяином ехидно подмигивавшего ему места. Открыл глаза, жучка так и стояла мотыляя хвостом.
Сонное состояние прошло полностью, и майор Серов в бодром и прекрасном настроении двинулся к караульному помещению - проверить несение караульной службы...
Сновидениям начальника штаба Н-ской части предшествовали реальные события, произошедшие в 19…году в отдельной бригаде Воздушно-десантных войск Советской армии расквартированных тогда в Прибалтике. В эту бригаду прибыл для дальнейшего прохождения службы в качестве начальника штаба майор - прообраз Серова Виктора Николаевича. После вступления в должность и ознакомления с реальным положением дел в бригаде, он «вбил» в план боевой подготовки бригады учения по нападению вероятного противника на расположение бригады, включая дома офицерского состава, силами разведывательной роты той же бри-гады.
Реальное противодействие этому нападению, оказала жена находившегося в наряде прапорщика. Причем, как и во сне - стрельбой в окно из охотничьего ружья мужа…

Глава четвертая, убеждающая, что «Никто не забыт, и ничто не забыто»